x
   
 
Авторизация
  Регистрация Напомнить пароль  
 
 
О "Медеу"
ВЕБ Камера
Медеу Летом
Фото галерея
Режим работы
Контакты ВСК
История Медеу
Архивные видеофайлы
Гостиничный комплекс Медео
Прейскурант 2016
Аниматоры
Государственные закупки
Видеотека
Спортивные школы, секции
Прокат оборудования


 
 
 
 
 
 
Главная / Книги /

Она сидела в кресле-каталке у самого бортика катка на чемпионате мира в Колорадо-Спрингс в 1969 году. Она сидела и страдала невыносимо, хотя с ее лица не сходила улыбка. Ах, как много она отдала бы за то, чтобы с ней в эти дни не разговаривали с подчеркнутой заботливостью, с чрезмерной жалостливостью. Но ничего сделать она не могла и только все время повторяла про себя: «Все равно я выйду на лед, все равно я выйду на лед...»

А между тем приговор врачей был единогласным: кататься канадская фигуристка Карин Магнуосен больше не сможет. Травма ног настолько тяжела, что ни о каком возвращении в спорт и думать просто невозможно.

И надо же такому случиться: боли в ногах стали нестерпимыми перед самым стартом. На одной из последних тренировок она поняла, что выдержать больше не сможет. Хотелось сделать хотя бы еще один прыжок. Ведь тренировка для нее всегда радость, всегда удовольствие, и задержаться на минутку, чтобы взлететь надо льдом, чтобы ощутить тот единственный счастливый миг, для которого живет спортсмен,— как можно от этого отказаться.

Но боль была неистовой. И вот—белые халаты. Заботливые руки. Операционная. Снова боль. Снова утешения. Калейдоскоп событий, который не оставлял и секунды на размышления. Горечь пришла чуть позже, когда она сидела в коляске и улыбалась. Горечь что-то перевернула в ней. Может быть, именно она впоследствии сделала Карин более сильной.

Врачи оказались неправы: Карин Магнуссен вернулась на лед. Она приступила к тренировкам, по-прежнему мечтая о высоких результатах. Возвращение на лед Карин Магнуссен еще раз показало, что фигурное катание — это не только «ахи» и «охи» по поводу того, какое оно красивое и какое привлекательное, зрелищное. Фигурное катание воспитывает сильные характеры, во всяком случае не менее сильные, чем те, которые мы видим в других, более, я, бы сказала, жестких видах спорта.

Два года Магнуссен держалась в тени. Она выступала сильно, ровно. Она зарекомендовала себя хорошим многоборцем — и школьные упражнения, и произвольная программа были у нее на уровне международных требований. Карин завоевала вначале бронзовую медаль первенства мира, затем — в 1972 году в Калгари — серебряную. Однако «свалить» Беатрис Шубы у себя дома, в Канаде, ей не удалось, несмотря на то что несколько судей и отдали ей тогда преимущество.

Шуба ушла. Магнуосен осталась. И вот в 1973 году в Братиславе она становится чемпионкой. Происходит это отнюдь не автоматически, не с помощью перемещения на место, освободившееся от прежнего владельца. Магнуссен становится чемпионкой в борьбе, внешне, пожалуй, и не особенно приметной, но тем не менее чрезвычайно сложной.

После трех обязательных фигур и Карин Магнуссен и американка Жаннет Линн имели примерно одинаковые шансы на победу. Но уже после новой для одиночников короткой программы, когда потребовалось чисто и безошибочно выполнить положенные каждой фигуристке сложные элементы, лидер остался только один — Магнуссен. Специалисты считали, что после грубейших ошибок Линн, давших ей в короткой программе только одиннадцатое место, борьба за первое место вообще закончилась.

Линн сорвалась, думается, не случайно*. Она не вынесла всей тяжести борьбы. Она не была к ней готова до конца. Магнуссен, прошедшая трудную школу, научилась держать свои нервы в узде. Ее непосредственность, ее искренность совершенно естественны, как естественна и цельность ее спортивного характера, диктующая многие решения на льду.

Произвольное катание Магнуссен было выше всяких похвал. Юный задор уже покинул ее, хотя отдельные велыШки его еще и озаряют некоторые шаги и не слишком сложные элементы. На всем же остальном лежит печать опыта и знания, делающих спортсменку сильнее и тверже. Прыжки Карин — даже очень сложные — выглядели легкими и общедоступными. Уникальности трюков не чувствовалось вовсе. И если бы я была не журналисткой, а обычной зрительницей, мне именно эта доступность программы чемпионки импонировали бы более всего.

Когда я спросила Магнуссен о том, какой самый счастливый миг был в ее жизни, она ответила: «Возвращение на лед в 1969 году после тра'вмы. Первое прикосновение ко льду...»

Острова рядом с паттайей, экскурсии из паттайи на острова tc24.club.
 

 
не случайное фото
 
 
Календарь событий
Мое фото на Медео
Новости
Советы от профессионалов
Фигурное катание
Книги
Словарь
Азиада 2011
Чемпионат мира 2012

Поиск по сайту:
THE MEDEU ALPINE ICE ARENA
 
Голосование
Под какую музыку Вы любите кататься?
Результаты  
 
 
  О проекте
Ссылки
  Рейтинг@Mail.ru