x
   
 
Авторизация
  Регистрация Напомнить пароль  
 
 
О "Медеу"
ВЕБ Камера
Медеу Летом
Фото галерея
Режим работы
Контакты ВСК
История Медеу
Архивные видеофайлы
Гостиничный комплекс Медео
Прейскурант 2017
Аниматоры
Государственные закупки
Видеотека
Спортивные школы, секции
Прокат оборудования

 
 
 
 
 
 
Главная / Книги /

Летом 1977 года они вновь приехали на соревнования в Оберстдорф. Однако к тому времени их отношения резко ухудшились и грозили разорваться совсем. Крис признает, что тогда они могли расстаться, если бы не мужество его партнерши.

Крис.

«До сих пор мои обязанности курсанта полицейской школы не заставляли выезжать за пределы Ноттингема. Но в 1977 году мне предстояло пройти курс занятий в Дишфорте (в двух часах езды от Ноттингема), а затем в Эпперсгоуне (в 45 минутах езды от дома), после чего я становился профессиональным полицейским. Курс был очень напряженным. Но я мог приезжать домой на субботу и воскресенье, чтобы отдохнуть. Однако в Ноттингеме меня ждали тренировки, расписание которых было насыщенным до предела. Каждую пятницу, приехав вечером домой, я шел на каток. В субботу мы тренировались утром и вечером, а затем и в воскресенье утром. Потом я уезжал в Дишфорт и был как выжатый лимон.

Джейн же за неделю ужасно все надоедало: и ее монотонная работа в страховой компании «Норвич Юнион», и катание в одиночку на катке. Я от усталости валился с ног, а в ней энергия била ключом. В то время я считал работу в полиции целью своей жизни, и иногда мне казалось бессмысленным, что в дни отдыха я изнурял себя, не оставляя сил для занятий на следующей неделе. Просто не знаю, как я пережил это время. Если бы не настойчивость Джейн, я бы тогда покончил с фигурным катанием. Эта маленькая и хрупкая на первый взгляд девушка имела очень сильный характер и большое доброе сердце.

Сколько раз за те десять недель я предлагал ей поискать себе другого партнера, но она и слушать не хотела. Мне очень повезло, что в то трудное время рядом со мной была Джейн».

За десятью неделями занятий в Дишфорте последовали пять не менее мучительных недель занятий в Эппер-стоуне, и Крис теперь мог приезжать ежедневно на каток, хотя ему и приходилось по-прежнему жить по месту службы. Каждое утро Джейн ездила на своей машине за Крисом в Эпперстоун и привозила его на каток к 6 часам утра. Затем Крис на машине Джейн возвращался в Эпперстоун и снова приезжал на каток уже вечером.

Крис и Джейн со своими родителями: Джорж и Бетти Торвилл (слева) и Колин и Бетти Дин

Многие сейчас вспоминают, как каждый день они неизменно рано утром тренировались на катке, где не было еще ни души. Как только появлялись первые посетители, они уходили со льда, чтобы прийти вновь, когда все уже ложились спать.

Джейн шла на любые жертвы, лишь бы их пара не распалась. Ей, как и Крису, было очень трудно в то время. Каждая утренняя тренировка была для нее пыткой. Если Крис звонил Джейн на 10 минут раньше, чем она просыпалась, то мучения ее удваивались. Она скатывалась вниз по лестнице и влетала в книжный магазинчик родителей, находившийся прямо под их квартирой, чтобы снять трубку телефона. Спеша, она нередко забывала захватить ключ от двери, суетилась и от этого еще больше опаздывала. Пунктуальный Крис кипел от негодования, а Джейн никак не могла сбросить с себя дремоту— таким нередко было начало дня. Джейн с улыбкой признает, что поспать она любит, но утверждает, что никогда благодаря Крису не опаздывала на тренировки.

В 1977 году в Оберстдорфе они второй раз добились международного успеха. Их скромный опыт помог им одержать эту первую из многих побед над очень честолюбивой американской парой — Кэрол Фокс и Ричардом Далли. Крис и Джейн завоевали ее в напряженной борьбе.

Затем последовал чемпионат Великобритании 1977 года в Ноттингеме, где Крис и Джейн стали обладателями бронзовых наград (возможно, благодаря распаду некоторых пар) и таким образом получили возможность участвовать в чемпионатах Европы и мира, которые должны были состояться зимой 1978 года в Страсбурге и Оттаве.

Как только Крис и Джейн вошли в сборную Великобритании, интерес к ним значительно возрос. Именно в это время они знакомятся с Кертни Джоунзом и Бобби Томпсоном. Джоунз в прошлом четырежды завоевывал титул чемпиона мира в танцах на льду. Томпсон — профессиональный тренер (в то время его основными учениками были Кей Барсделл и Кении Фостер, серебряные призеры чемпионата Великобритании). Джоунз и Томпсон по просьбе Веры Пилсворт, близкого друга Криса и Джейн, стали работать над костюмами молодой пары из Ноттингема, до сих пор создававшимися совместными усилиями друзей, Джанет Соубридж и самих фигуристов.

Итак, наступил январь 1978 года, пришло время Крису и Джейн отправляться на первый в своей жизни чемпионат Европы в Страсбург.

Джейн.

«До этого мы видели такие соревнования только по телевизору. Теперь мы должны были в них участвовать. В то время лидерами в спортивных танцах на льду являлись Ирина Моисеева и Андрей Миненков — советская пара с богатым танцевальным опытом. Мы следили за ними с восхищением, считая, что они неподражаемы. Сложно было поверить, что скоро мы будем выступать на одних соревнованиях с ними. Одной этой мысли достаточно было, чтобы мурашки побежали по коже. Мы очень волновались, что кто-то из нас заболеет или получит травму и не сможет выступать. Были и другие заботы. Одна из них — собрать денег, чтобы с нами могла поехать и Джанет Соубридж.

Правда, Джанет ко времени нашей поездки в Страсбург вышла замуж. Ее муж не имел никакого отношения к фигурному катанию, и поэтому Джанет было трудно сочетать работу с интересами семьи. Ее энтузиазм угасал. Раньше она на все готова была ради нас. Теперь достаточно было пустяка, чтобы она неделю не показывалась на катке. Мы все понимали: она ждала ребенка и была поглощена своими заботами. В Страсбурге Джанет поселилась в другой гостинице, что тоже было нам не на пользу. Общее руководство нами осуществляли в основном Уоррен Максвелл и Джанет Томпсон (в то время чемпионы Великобритании), они познакомили нас с атмосферой соревнований, представляли различным людям».

Вестминстерский вальс на чемпионате Европы 1981 года в Инсбруке

В Страсбурге Крис и Джейн постоянно тренировались и все время были в спортивных костюмах. Большую часть свободного времени бегали по улицам трусцой. Через года два они откажутся от подобных тренировок, как и многие другие опытные фигуристы, поняв, что если не вошли в нужную форму до прибытия на соревнования, то за неделю вряд ли исправят положение. Они будут посмеиваться над новичками, которые, точно как они когда-то, будут изнурять себя тренировками.

Чемпионат Европы в Страсбурге был еще одним шагом на избранном ими пути, но не дал даже намека на последующий триумф. Однако 9-е место, полученное Крисом и Джейн, позволило им преодолеть психологический барьер — ведь они попали в «десятку» сильнейших фигуристов Европы. Это имело особое значение в связи с тем, что каждая страна, фигуристы которой входят в «десятку», на следующий год могла направить двух фигуристов или две пары вместо одной. На большее они и не надеялись.

Крис.

«Мы казались себе такими маленькими, оказавшись среди всемирно известных спортсменов. Когда мы увидели Моисееву и Миненкова на льду, их выступление просто потрясло нас. Оба высокие, они смотрелись сказочно, особенно Ирина, такая красивая и изящная. Я просто не мог предположить тогда, что кто-то в мире, не говоря уже о нас, сможет победить их».

У Криса и Джейн осталось от Страсбурга и неприятное воспоминание. Они танцевали звездный вальс предпоследними из девятнадцати пар. Этот танец был первым в обязательной программе, и потому с него началось их выступление на чемпионате. Однако танцевать им предстояло на искромсанном семнадцатью парами льду, который ни разу не чистился. Вид этого льда, всего в царапинах и ямках, привел их в ужас.

Состояние льда, как известно, имеет большое значение для фигуристов. Плохой лед всегда привносит в выступление нежелательный элемент риска. А нервное напряжение Джейн было и так велико. Уже к середине первого из трех обязательных элементов программы она почувствовала сильную усталость. Сказалось несомненно и непродуманное расписание тренировок. Им с таким трудом приходилось совмещать свободное от работы время с возможностью получить каток в свое распоряжение, что они слишком мало внимания уделяли общефизическим упражнениям.

Из Страсбурга они вернулись очень довольными. Будучи скромными людьми, они все же были рады, что соотечественники увидели их по телевидению. Друзья Криса по полицейской школе были приятно удивлены, обнаружив, что он занимается фигурным катанием — ведь Крис никогда не рассказывал им о своем увлечении. Крис, как и его партнерша, не был скрытным человеком. Просто он никогда не хвалился своими успехами. Только самые близкие люди знали, что он занимается фигурным катанием.

После Страсбурга для улучшения спортивной формы они решили каждый вечер бегать. Однако через неделю беговых тренировок Джейн повредила ногу.

Крис.

«У Джейн воспалилась и заболела правая стопа. Сначала я не придал этому особого значения. Мне показалось, что у нее просто не все ладится с бегом. Джейн все же пошла к врачу, где ей положили гипс. Я страшно расстроился и даже рассердился на Джейн, увидев ее ногу в гипсе. Ведь через две недели мы должны были улетать в Канаду. Нам очень хотелось там побывать. Мы никогда не были в Канаде, и еще не известно было, сможем ли когда-нибудь попасть туда.

К счастью, травма Джейн оказалась не очень серьезной. Просто ноге нужен был абсолютный покой, потому врач и наложил гипс. Неделю мы даже близко не подходили к катку, о травме никому не рассказывали, чтобы Национальная ассоциация фигуристов не послала в Канаду кого-нибудь вместо нас. После того как гипс сняли, нога у Джейн еще побаливала и пару дней мы делали только легкие упражнения. Когда же стали тренироваться в полную силу, оказалось, что занятия идут как по маслу и отдых был нам только на пользу. Набравшись сил, мы стали кататься быстрее. Мне кажется, что именно такая передышка и была нужна нам после долгого и трудного сезона. Словом, не было бы счастья, да несчастье помогло».

Они все реже и реже видели Джанет Соубридж и сейчас припоминают только одно занятие с ней в период между Страсбургом и Оттавой. Это было за день до отъезда в Канаду. А впереди ждал чемпионат мира, на котором Крис и Джейн потерпели поражение.

...В последний вечер соревнований после своего произвольного танца Крис и Джейн стояли прямо у выхода на лед. Выступили они хорошо, но на лице Джейн были тревога и смятение. «Хандшманны все-таки победили»,— сказала она, увидев на электронном табло, что австрийцы Сюзи Хандшманн и ее брат Питер обогнали их.

После трех выступлений s в обязательной программе они шли десятыми, затем после оригинального танца обогнали американскую пару — Стейси Смит и Джона Саммерза, до этого шедших впереди них. Теперь, после исполнения произвольного танца, они надеялись оттеснить американцев с 9-го места. Однако, узнав, что после произвольной программы они оказались на 11-м месте и по общей сумме очков отстали от Хандшманнов, они, по словам Джейн, просто сломались. Еще один удар нанесли им Фокс и Далли, проигравшие им в Оберстдорфе и оказавшиеся теперь на три места впереди. Тогда Крис и Джейн были слишком подавлены и не могли понять причину своего поражения. Дело же было в том, что они просто слишком мало тренировались из-за своей работы и были плохо подготовлены к выступлениям. К тому же в течение месяца они занимались практически без тренера. В Канаду Джанет Соубридж также не поехала, им предоставили другого тренера, но он мало чем мог помочь. В довершение всего Крис сильно простудился, что было не так уж сложно в условиях холодной канадской зимы. Опасаясь не пройти допинговый контроль, Крис почти не принимал лекарств. Свел все лечение только к приему аспирина. Правда, как это ни странно, Крис хуже всего чувствовал себя в тот день, когда они исполняли оригинальный танец и получили свои самые лучшие оценки за весь чемпионат.

Крис и Джейн быстро оправились после поражения, их боевой дух упал лишь ненадолго. Вскоре уже они были полны идеями, новыми замыслами. Они твердо знали, к чему стремятся и как этого достичь.

Вернувшись домой, Джейн и Крис обнаружили, что у них больше нет тренера. Джанет Соубридж (теперь уже Джанет Салисбери) была в роддоме. Они навестили ее, и Джанет сказала им, что не будет больше вести уроки фигурного катания. Казалось, фигуристы должны были расстроиться, но они почувствовали лишь огромное облегчение.

Крис.

«Хотя с нашей стороны это было немного эгоистично, но мы поняли, что неопределенность кончилась».

Джейн.

«Джанет за два года совместной работы настолько сблизилась с нами, так много для нас сделала, что, казалось, трудно будет пережить расставание. Однако я сама удивилась, насколько спокойно мы отнеслись к уходу Джанет. Было грустно расставаться с ней, но все уже давно шло к этому. Мы всегда будем благодарны Джанет Соубридж. Именно ее интуиция подсказала объединить нас в танцевальную пару, а ее энтузиазм дал нам силы преодолеть многочисленные трудности. Если бы не Джанет, каждый из нас давно бы оставил фигурное катание. Крис разбирал бы дорожные происшествия, а я — претензии клиентов компании».

В 1978 году Крис и Джейн только начинали завоевывать международную известность. Джоан Уоллис, глава английской сборной на чемпионате в Оттаве, рассказывает: «Когда я впервые увидела Кристофера Дина, а было это перед отъездом в Оттаву, он показался мне чрезвычайно интересным фигуристом, так свободно он двигался и держался, так тонко чувствовал музыку. Джейн технически каталась очень чисто, но в то время ее индивидуальность на льду еще никак не проявлялась». Эйлин Андерсон, глава английской сборной в Страсбурге, отмечала, что «у Джейн был очень громкий голос и держалась она очень решительно. Именно с ней решались все вопросы. Со временем равновесие в их паре установится: Крис превратится в яркую личность не только на льду, а Джейн научится раскрывать себя в катании».

 

 
не случайное фото
 
Медеу летом
 
Календарь событий
Мое фото на Медео
Новости
Советы от профессионалов
Фигурное катание
Книги
Словарь
Азиада 2011
Чемпионат мира 2012

Поиск по сайту:
THE MEDEU ALPINE ICE ARENA
 
Голосование
Под какую музыку Вы любите кататься?
Результаты  
 
 
  О проекте
Ссылки
  Рейтинг@Mail.ru