x
   
 
Авторизация
  Регистрация Напомнить пароль  
 
 
О "Медеу"
ВЕБ Камера
Медеу Летом
Фото галерея
Режим работы
Контакты ВСК
История Медеу
Архивные видеофайлы
Гостиничный комплекс Медео
Прейскурант 2016
Аниматоры
Государственные закупки
Видеотека
Спортивные школы, секции
Прокат оборудования


 
 
 
 
 
 
Главная / Книги /

Летом 1979 года Джейн преобразилась. Этому способствовали советы Лоуренса Демми — в прошлом чемпиона мира, в то время председателя комитета по танцам на льду Международного союза фигуристов. Он сказал Джейн, что ее прическа слишком напоминает мальчишескую, что напрасно она не пользуется косметикой, а платья ее не производят должного впечатления.

Демми.

«У Джейн очень милое лицо, но ей надо было «высветить» его. Она прислушалась к моим советам и вскоре превратилась в необычайно привлекательную женщину. Это придало ей уверенности, отчего Джейн значительно выиграла: стала более смелой и раскованной во время выступлений на льду. Она всегда была очень сильной в техническом плане фигуристкой. Теперь же ее уверенность помогала ей значительно лучше раскрывать характер музыки, под которую она танцевала. Все это усиливало впечатление от выступлений их пары».

В то лето они провели несколько дней в Швейцарии — в небольшом местечке Херисау близи озера Констанс, которые были заполнены интенсивными тренировками. Они приехали в Херисау вместе с Бетти и Регоци и Шал-лаи. Там к ним присоединился и Золтан Наги, чьи советы всегда очень помогали фигуристам. Практически две недели они тренировались на катке, полностью предоставленном в их распоряжение. Это сыграло большую роль в совершенствовании спортивного мастерства Криса и Джейн.

Сезон 1979/80 года принес английской паре новые успехи. Впервые они приняли участие в соревновании «Ро-тари Вотчез», где победили Регоци и Шаллаи в произвольном танце. «Детки», как обычно называла их Бетти, быстро мужали.

В ноябре 1979 года на соревнованиях в Токио Крис и Джейн впервые вступили в противоборство со знаменитой советской парой Моисеевой и Миненковым. Правда, советская пара все же заняла 1-е место, но благодаря лишь незначительному перевесу в очках.

Звездный вальс на чемпионате Евровы 1980 года в Гетеборге

Чемпионат Великобритании 1979 года был уже для Криса и Джейн формальностью, так как с уходом из спорта Максвелла и Томпсон серьезных соперников для них на родине не существовало. Соотечественникам пришелся по вкусу их стиль катания, особенно им нравился показательный танец Криса и Джейн на музыку Глена Миллера «В настроении» и Бенджамина Гудмана «Пой, пой, пой», в который они внесли элементы джаза.

Теперь уже прекрасная техника катания английских фигуристов органично сплеталась с нетрадиционностью исполнения. Никто уже не мог обвинить их в том, что они в своих выступлениях заимствуют элементы парного катания.

Фигурное катание стало главным в их жизни, и верность Криса полиции дала трещину.

Крис.

«Мне очень не хотелось пропускать наши тренировки. В результате в свое дежурство, которое длилось с 2 часов дня до 10 вечера, я просто боялся брать нарушителей под арест. Ведь это означало, что я должен охранять заключенного до тех пор, пока не закончится допрос или пока его не освободят до суда под залог. Как-то за одну неделю мне пришлось арестовать троих, и из-за этого сорвались три наши тренировки. Кроме того, очень много времени у меня уходило на писанину и допросы. И все это надо было делать как можно лучше, ведь еще не закончился мой испытательный срок».

Действительно, найти время для тренировок было, как всегда, трудно. Но Крис и Джейн уже настолько уверенно чувствовали себя в фигурном катании, что теперь их целью становилось помериться силами с чемпионами мира того времени советскими фигуристами Линичук и Карпоносовым.

На чемпионате Европы в Гетеборге в 1980 году Крис и Джейн впервые оставили позади Лилиану Ржегакову и Станислава Драстиха из Чехословакии и заняли 4-е место. Это был еще один шаг наверх по лестнице успеха. Эта победа была завоевана, несмотря на болезнь Криса,— его очень мучали боли в желудке, и все дни соревнований он жил на отварном рисе и крепком чае. Тем не менее их оценки свидетельствовали о значительном продвижении вперед: впервые за обязательную программу не было ни одной ниже 5,1. За произвольный танец они получили 11 оценок 5,7. Наиболее удачным в их выступлении был оригинальный танец— фокстрот, новый для того времени ритм, который сбил с толку немало соперников. Фокстрот исполнялся под песенку на немецком языке «На узенькой улочке в Сингапуре». До сих пор Крис и Джейн танцевали произвольную программу слабее, чем обязательную, но теперь наконец установилось равновесие между этими двумя видами.

Однако после чемпионата Европы в Гетеборге Крису и Джейн вскоре пришлось вновь вернуться на старые позиции. Это случилось на Олимпийских играх в Лейк-Плэ-сиде в 1980 году. Это были первые их Игры. И впечатления от них у Криса и Джейн остались очень противоречивые.

На Олимпийских играх все было для них внове и интересно. Они испытывали огромную гордость, оттого что являются здесь представителями Великобритании. Быть участником олимпийского движения — это вообще большая честь. Но организация Олимпийских игр явно оставляла желать лучшего. Поэтому в памяти Криса и Джейн осталось немало и неприятных мгновений. Вот одно из таких воспоминаний.

Джейн.

«Один бог знает, почему мы должны были выехать из деревни за несколько часов до начала церемонии открытия Игр. Мы забились в автобусы и сидели в страшной жаре в верхней одежде 2 часа. Когда наконец раздался сигнал к отправлению, автобусы тронулись и поехали как похоронная процессия, которая, казалось, никогда не дотащится до стадиона, где должна была состояться церемония. Прибыв к месту назначения, мы еще час сидели в автобусах, которые к тому времени превратились в финскую баню на колесах. Затем мы построились, чтобы выйти на стадион. Там мы еще час простояли строем на морозе. У меня очень замерзли пальцы на руках. Они разболелись так, что из глаз катились слезы. В конце концов нас опять погрузили в автобусы, чтобы отвезти обратно. От жары в автобусе руки заболели еще сильнее,

Я с таким волнением ждала открытия Игр, но была сильно ими разочарована. Я все время думала: у скольких же участников иссякли силы от долгого ожидания в одуряюще жарких автобусах, а затем от длительного пребывания на «сибирском» морозе? Не удивительно, что один из руководителей Олимпийского комитета, как это ни странно, советовал нам не ходить на церемонию открытия в Лейк-Плэсиде. И все это происходило в стране, которая гордится своей деловитостью и отличной организацией. К тому же, как выяснилось позже, мы слишком рано прилетели в США, чтобы акклиматизироваться. Это отрицательно сказалось на нашем моральном состоянии — в нас угас дух борьбы и соперничества».

В результате олимпийских соревнований фигуристов Крис и Джейн обошли Лорну Уайтон и Джона Даудинга, пару из Канады; которой прежде проиграли. Чешская же пара, обойденная английскими фигуристами на чемпионате Европы, восстановила на Играх утраченные позиции. Они оказались вновь впереди Криса и Джейн. Попутно следует сказать, что после Игр чешская пара распалась и больше.не было препятствия на пути к успеху Криса и Джейн.

Средняя оценка английской пары на Играх за произвольную программу составила 5,6. По сравнению с чемпионатом мира 1979 года (5,3) это означало значительный прогресс. И занятое ими 5-е место все же заслуживало похвалы. По-видимому, их соотечественники лучше бы отнеслись к достижениям Криса и Джейн, если бы не золотая медаль Робина Казинса, который затмил для англичан всех остальных участников Игр в Лейк-Плэсиде. По словам Эйлин Андерсон, руководителя олимпийской сборной Великобритании, «многие считали, что Крис и Джейн должны были бы занять места на пьедестале почета». Но в то время это было нереальным желанием. Однако всего через год Торвилл и Дин не только поднимутся на пьедестал почета, но и вообще превзойдут все танцевальные пары.

"Детки" Бетти Каллауэй в те дни, когда они точно соответствовали этому слову и не подозревали о существовании друг друга.

Вернувшись домой из Лейк-Плэсида, Джейн обнаружила, что на работе ей все менее охотно разрешают брать отгулы. Крис же теперь должен был нести службу на одной из площадей, поддерживая порядок в центре города. И здесь Крису приходилось сталкиваться с самыми неожиданными происшествиями. Вот, к примеру, одно из них. Оно случилось в один из летних воскресных вечеров. В это время года Ноттингем выглядит как и любой другой небольшой английский городок: в центре площади играет оркестр Армии спасения, возле него группками располагаются семьи, между которыми слоняются бродяги и пьяницы.

Крис.

«Вечер был жаркий, и я сначала не обратил внимания, что один из находящихся на площади мужчин снял с себя рубашку. Затем он сбросил ботинки, и тут я стал следить за ним более внимательно. Когда же он принялся расстегивать брюки, я понял, что пора вмешиваться. Я стал пробираться между детьми, взрослыми, музыкантами и бродягами, продолжая наблюдать за чудаком с растущим беспокойством. К тому времени на площади находилось около сотни человек. Он снял с себя всю одежду и принялся прыгать и расхаживать по площади. Видимо, этот человек просто свихнулся, Я подошел к нему и самым властным голосом, на какой был способен, приказал ему одеться, на что он не обратил ни малейшего внимания.

Одеть человека, который не желает этого делать, невозможно, поэтому я приказал ему лечь на землю на живот и вызвал по рации полицейский фургон. Подошла машина с инспектором, и мы его затолкали внутрь. Все время, пока я возился с этим человеком, вся площадь улюлюкала и покатывалась со смеху, издеваясь надо мной и подбадривая сумасшедшего. Когда наконец мы выехали с площади, мой подопечный выскочил из машины. Мы, как последние идиоты, пустились в погоню. Он был сильный и крепкий мужчина, и нам пришлось немало потрудиться, чтобы скрутить ему руки. После всех этих перипетий мы все же доставили его в дом для умалишенных».

Ничего не поделаешь, но обязанности, связанные с работой, необходимо было сочетать с усиленными тренировками — ведь через две недели после Игр необходимо было отправляться на чемпионат мира в Дортмунде. Они решили перейти на новое расписание тренировок. Вначале они попытались заниматься на катке с 4 до 6 часов утра, а затем еще поздним вечером после 10 часов. Однако эксперимент не удался. От перенапряжения Джейн ночами лежала без сна и вставала, так и не заснув. Крис же мог спать в любое время дня и ночи. Но у него возникла другая проблема. В ранние утренние часы ноги его просто не слушались. Они вынуждены были вернуться к более «человеческому» расписанию тренировок.

Чемпионат мира 1980 года в Дортмунде принес Крису и Джейн и радости, и огорчения. К концу первого дня соревнований они шли третьими после Линичук — Карпо-носова и Регоци — Шаллаи. Таким образом, они впервые были впереди Моисеевой — Миненкова. Судья из Венгрии оценил их танец — романтическое танго — в 5,8 балла — это необычайно высокий результат в обязательной программе. Они знали, что станцевали хорошо, но на такую высокую оценку не рассчитывали.

Затем последовало, по выражению Джейн, фиаско оригинального танца — фокстрота, и «Узенькая улочка в Сингапуре», казалось, превратилась в опасную дорогу. На первом круге Крис и Джейн начали исполнять один из самых эффектных пируэтов. Он заключался в следующем: Джейн цеплялась свободной ногой за партнера и откидывалась назад, а Крис раскачивал ее то в одну, то в другую сторону. Но здесь вдруг что-то у них разладилось.

Джейн.

«До сих пор мы не понимаем, что же произошло: то ли я откинулась назад больше обычного из-за того, что соскользнула опорная, левая, нога, то ли нога соскользнула из-за того, что я слишком откинулась назад. Крис с трудом меня удержал, ему пришлось сильно нагнуться, чтобы я не ударилась затылком об лед. Это был очень трудный прием, с переменой наклона конька, но он всегда у нас получался. На тренировках мы его выполняли сотни раз и всегда все было нормально. Потом мы продолжали исполнять все элементы, необходимые по программе, и даже не потеряли синхронности. Я, помню, даже улыбалась, когда выходила из пируэта, я всегда улыбаюсь, когда делаю что-то неправильно. Но когда мы ошиблись, делая этот элемент и во второй раз, я уже не улыбалась. Грубая ошибка — это одно дело, а ее повторение— совершенно другое. Я не дышала от ужаса.

Единственное, что я могла предположить: на льду что-то оказалось и помешало нам. Бетти потом сказала, что она медленно умирала на месте».

На третьем круге все прошло без запинки, им даже сочувственно поаплодировали, возможно за то, что они выдержали характер.

Когда же закончили свое выступление и ушли со льда, Джейн дала волю своему негодованию и слезам. А Крис судорожно прикидывал в уме, сколько же раз они делали этот элемент на тренировках — и всегда правильно.

Бетти же считала, что, хотя они несомненно потерпели поражение, нет худа без добра. Важно, что они все-таки прошли через это трудное испытание. Другие бы поддались панике и скомкали оставшуюся часть танца. Они же исполнили всю программу, за исключением этих двух ошибок, именно так, как и хотели. Это говорило о силе их характеров.

Крис и Джейн все-таки были удовлетворены полученными оценками: 5,2—5,5. Но из-за них тем не менее англичане не смогли занять 3-е место. В итоге это не имело значения, потому что после произвольной программы они не сумели бы его удержать, так как Моисеева и Ми-ненков получили за нее одну оценку 6,0.

Готовясь к выступлению в произвольной программе после неудачи в оригинальном танце, Крис и Джейн взяли себя в руки. Их волновало только одно, как воспримут их «колесо», которым они так необычно завершали произвольный танец. Они опасались, что этот трюк сочтут неприемлемым и снимут за него очки. Но Бетти прощупала почву и получила от кого-то заверения, что этот элемент будет рассмотрен не как акробатический трюк, а как заключительная поза танца, вполне соответствующая джазовому характеру музыки пьесы «В настроении».

В итоге Крис и Джейн заняли на чемпионате 4-е место. Однако горечь поражения была скрашена победой их друзей Регоци и Шаллаи. Они завоевали золотые медали чемпионата мира. Конечно, они не могли полностью заменить олимпийские, но венгерская пара была, безусловно, счастлива и Крис с Джейн разделяли их радость.

Так закончился для них сезон 1979/80 года. Он был очень трудным и насыщенным. За восемь недель они участвовали в трех важных соревнованиях, вслед за этим До рождества должны были состояться еще три турнира, в числе которых был чемпионат Великобритании. Они надеялись, что их пригласят участвовать и в турне Международного союза фигуристов, организуемом после каждого чемпионата мира, но были выбраны только первые три пары. Возможно, это было и к лучшему, ведь они невероятно устали. А такое путешествие очень утомительно.

За время интенсивных тренировок и выступлений на соревнованиях по фигурному катанию у них накопилось немало проблем, требующих срочного решения. Главной из них была их работа. Крису надо было утрясти все вопросы с полицией, а Джейн — с компанией «Норвич Юнион». Это было тем более необходимо, так как им представилась возможность провести пять недель в Оберстдорфе. В результате Крису разрешили сложить все дни отпуска, причитавшиеся ему за 1980 год, и прибавить к ним выходные и праздники. За превышение отпускного времени он готов был рассчитаться позже. У Джейн дела обстояли гораздо проще. Она могла взять отпуск за 1980 год на две недели, а остальные дни оформить за свой счет. Они пускались в путешествие в неизведанное.

Отправляясь в Оберстдорф, они понимали, что 1980 год был поворотным пунктом в их спортивной карьере и что пока они не использовали и малой доли своих возможностей,

Тур выходного дня в Вильнюс из Минска автобусный тур в Вильнюс тракай из Минска.
 

 
не случайное фото
 
 
Календарь событий
Мое фото на Медео
Новости
Советы от профессионалов
Фигурное катание
Книги
Словарь
Азиада 2011
Чемпионат мира 2012

Поиск по сайту:
THE MEDEU ALPINE ICE ARENA
 
Голосование
Под какую музыку Вы любите кататься?
Результаты  
 
 
  О проекте
Ссылки
  Рейтинг@Mail.ru