x
   
 
Авторизация
  Регистрация Напомнить пароль  
 
 
О "Медеу"
ВЕБ Камера
Медеу Летом
Фото галерея
Режим работы
Контакты ВСК
История Медеу
Архивные видеофайлы
Гостиничный комплекс Медео
Прейскурант 2017
Аниматоры
Государственные закупки
Видеотека
Спортивные школы, секции
Прокат оборудования


 
 
 
 
 
 
Главная / Книги /

Минуло рождество 1981 года, остались позади восторженно принятые публикой показательные выступления в Цюрихе, и Крис с Джейн вернулись в Оберстдорф, где начали готовиться к чемпионату Европы 1982 года в Лионе. Ненадолго выбрался в Оберстдорф и Майкл Сти-лианос, чтобы помочь отточить движения в уже выработанном в основном рисунке танца. Крис в танце «Мак и Мейбл» исполнял несколько необычных поддержек, причем в одной из них Джейн должна была лежать на спине на его вытянутых руках, затем резко перевернуться и оказаться к нему лицом. В основе этого необычного элемента была довольно заурядная поддержка. Крис.

«Когда ты начинаешь придумывать что-нибудь особенное, прежде всего нужно представить, как это будет выглядеть со стороны. В парном катании, в отличие от спортивных танцев на льду, очень много пробежек вперед и дорожек назад, они совсем несложные и позволяют фигуристам немножко отдохнуть. Когда мы тренируемся, то именно так и восстанавливаем силы. Однако в танце на льду каждый твой шаг должен что-то выражать. Поэтому у тебя нет времени перевести дыхание. К тому же Джейн не такая уж маленькая, как может показаться. Она весит 63 килограмма. Мы сами не позволяем себе излишних передышек и строим программу так, чтобы не было слишком примитивных элементов, или стараемся их как-то обыграть. Если что-то кажется обычным, мы выбрасываем этот элемент из танца».

Перед чемпионатом Европы Крис опять простудился. Из-за раннего рейса из Мюнхена в Лион они остановились на ночь у одних своих друзей в Мюнхене. Однако после ужина в ресторане Крис неважно себя почувствовал и всю ночь не мог сомкнуть глаз. В течение следующих суток он не ел, а пил только чай. К тому же в Лионе они взяли такси и водитель беспрестанно чихал, кашлял, простуженно шмыгал носом. В течение 40 минут он курил одну за другой едкие сигареты. Оба они не переносят запаха табака, но все окна были закрыты, деваться было некуда. Приехав в гостиницу, они почувствовали себя вконец выбитыми из колеи. Было серое, холодное, промозглое утро, никто им не помог с багажом, вдобавок окна в гостиничном номере не открывались. Однако утренние дозы витамина С и горы свежих фруктов помогли им войти в прежнюю форму.

Соревнования в Лионе начались на день раньше обычного. Потому что в парном катании участвовало всего девять пар и устроители решили усилить программу первого дня соревнований.

Крис и Джейн выступали с обязательной программой вместе с представителями парного катания, и их выступление увидело много публики, что является необычайной роскошью для обязательной программы. Они вышли на лед и сразу же почувствовали, что оба в форме. Танцевали очень раскованно, уверенно, было заметно, что все фигуристы внимательно следят за каждым их движением. Это было верным признаком того, что программа хороша.

Так как в соревнованиях участвовали советские фигуристы, чемпионам, чтобы отстоять свой титул, нужно было утроить усилия. И они постарались безупречно исполнить блюз (определенный программой, а не тот, который они включили в оригинальное выступление). Танцевали изысканно, легко и грациозно. Оценки за это выступление дошли до 5,8 балла, что довольно щедро для обязательной программы. Следующим их танцем была американская полька. Они должны были выступать с ней только через четыре часа после первого танца. Крис и Джейн успели даже съездить в гостиницу и немного перекусить, чего раньше во время соревнований никогда не делали.

Все девять судей поставили им за артистизм в произвольном танце "Барнум" 6,0 - рекорд для любого вида фигурного катания

Выступили они вновь хорошо, «лучше, чем на чемпионате мира месяц спустя», по словам Криса. Нужно сказать, что эта их американская полька немного выпадала нз общего рисунка соревнований, так как это был новый танец. (Крис заметил однажды, что только венские вальсы у всех пар похожи, как близнецы.) Этот танец очень сложен из-за того, что фигуристы практически все время находятся друг к другу лицом, причем партнерша как а зеркале отражает все движения партнера. Каждый элемент должен быть отточен до предела, все развороты должны быть одинаковыми, чтобы не менялось направление движения. Здесь исполняются и дуги большого радиуса, поэтому из всех танцев именно в этом партнеры должны двигаться особо синхронно. В таком танце слабую технику не прикроешь никакими декоративными штучками.

Хорошо они выступили и с венским вальсом, заслуженно получив оценки 5,7 и 5,8. В результате Крис и Джейн значительно оторвались от остальных пар во всех обязательных танцах. Все судьи за исключением двоих присудили им 1-е место во всех трех танцах. Их главными соперниками оказались Бестемьянова и Букин, которые приняли эстафету от своих знаменитых соотечественников Моисеевой и Миненкова.

Когда все пары вышли на лед перед исполнением оригинального танца, Крис и Джейн привлекли всеобщее внимание необычностью своей разминки. В то время как другие пары разминались вместе, выписывая по всему катку «восьмерки», а затем, репетируя основные элементы программы, они сразу разъехались в разные стороны и стали кататься отдельно, как бы забыв друг о друге. Они всегда так разминались дома, но на международных соревнованиях решились на это впервые. Крис.

«Постепенно мы поняли, что есть много доводов в пользу разминки порознь. На обычных тренировках мы делаем так: первые минуты катаемся каждый сам по себе, чтобы почувствовать лед, прежде, чем съехаться. Зачем же отказываться от этого в тех редких случаях, когда мы разминаемся перед публикой на серьезных соревнованиях? Ведь если это правильно каждый день, то почему неправильно на чемпионате? К тому же, когда мимо тебя со свистом проносятся пять или шесть пар, работать на льду не совсем безопасно. Больше того, спортсмены часто украдкой посматривают на других и поэтому катаются не очень внимательно. После многих месяцев тренировок мы меньше всего хотели, чтобы с нами случилась какая-нибудь неприятность на льду. Если к моменту соревнований вы не освоили программу до конца, то еще одна тренировка вряд ли чем-то поможет. Да мы и не хотели ничего показывать без музыки. Это произвело бы совсем не то впечатление. Короткие отрывки из «Лета» и «Мак и Мейбл» без музыкального сопровождения выглядели бы просто нелепыми.

Если же у вас есть в танце какие-то «изюминки», как нам хотелось бы думать про свою программу, то наибольшее впечатление на зрителя вы произведете, когда исполните весь танец под музыку. Это, по-моему, естественно. В конце концов, не выходят же актеры перед спектаклем, чтобы еще раз проиграть какие-то сценки».

Во время разминки объявления не делаются, и над стадионом висит гул голосов — это зрители обсуждают пары, которые кружатся перед ними, стараясь определить, кто есть кто. «Да, Ирина Моисеева — классическая красавица». «Наталья Бестемьянова? Это вон та хорошенькая фигуристка с каштановыми волосами, рядом с высоким партнером». «Подвижная хрупкая девушка — это англичанка Карин Барбер со своим улыбчивым партнером». «А кто же эта пара в черном, катающаяся по отдельности? Может быть, они поссорились?» Тогда еще их узнавали не сразу, Но их оригинальная разминка, для которой, как объяснил Крис, были причины, привлекала внимание зрителей. Кристофер Дин и Джейн Торвилл явно выделялись на фоне остальных фигуристов. И можно было подумать, будто они специально этого добиваются.

На своих ежедневных тренировках они всегда исполняли программу полностью, будь это обязательное, оригинальное или произвольное выступление. Откатать один из эпизодов оригинального танца было для них недостаточно. На тренировке произвольного танца они отрабатывали «Мак и Мейбл» целиком, в то время как другие пары исполняли только определенные куски своей программы.

Если на подобной тренировке окажутся зрители или судьи, то фигуристы, которые отрабатывают лишь фрагменты своего выступления, очень разочаровывают их. Памела Дейвис, одна из опытнейших судей в Великобритании, говорит: «Если фигуристы показывают всю программу целиком, то она, скорее всего, произведет хорошее впечатление. И ничто так не раздражает, как пара, которая вдруг во время тренировки обрывает выступление». Для Криса и Джейн стало привычным прокатывать всю программу от начала и до конца, если только это не самое начало работы, когда они отрабатывают какой-то отдельный элемент.

Крис.

«Каждый раз заново «проигрывая» всю программу целиком, ты пополняешь свою копилку опыта и уверенности в своих силах. Чем больший автоматизм вырабатывается на тренировке, тем успешнее будет в дальнейшем твое выступление. Я не хочу сказать, что можно на сто процентов застраховать себя от ошибок (помните наш оригинальный танец в Дортмунде в 1980 году?), но если ты уверен в своей технике исполнения, то можешь больше внимания уделять другим сторонам катания. Это помогает и в физическом отношении, ведь приходится повторять все раз за разом наряду со многими другими упражнениями на льду и в зале.

Иногда на тренировках мы танцуем произвольную программу два раза подряд, прерываясь только для того, чтобы прокрутить назад пленку. Мне кажется, другие фигуристы не хотят на чемпионатах репетировать программу целиком потому, что боятся допустить какую-либо ошибку в присутствии судей. Каждый раз, когда танцуешь всю программу, ты словно выступаешь, а обычно фигуристы предпочитают это делать на соревнованиях. Они хотят быть в «пике» формы, а потом расслабиться. Я это понимаю. Но мы стремились достичь такого уровня, чтобы быть готовыми показать программу когда угодно, а в особых случаях и украсить ее дополнительно.

Мы обнаружили, что если неделю работаем над программой отдельными частями, то для показа ее целиком требовались дополнительные усилия. Как бы хорошо и впечатляюще ты ни откатал отдельные моменты, в голове постоянно сидит мысль: «Что же будет, когда придется показывать ее всю?» Благодаря своей системе тренировок в Лионе, а позднее и в Копенгагене мы добились тактического преимущества».

Оригинальный танец, без сомнения, был встречен превосходно. Французы очень любят спортивные танцы на льду, хотя их фигуристы и не очень сильны в этом виде. Здесь Крис и Джейн уделили больше внимания точности и техническому совершенству исполнения, а не углублялись в мир чувств. Позднее, в Копенгагене, они получат большее удовлетворение от своего выступления.

Однако публика не упускала случая поаплодировать каждому оригинальному элементу, так что заканчивали они свое выступление уже под непрекращающийся гром аплодисментов. Так же восторженно отнеслись к их выступлению и судьи, поставив им шесть оценок 5,9 за технику исполнения и столько же 6,0 за артистизм. До этого фигуристы ни разу не получали за оригинальный танец оценки выше 5,8.

Крис.

«Выступали мы хорошо, но катались осторожно. Мы чувствовали, что от нас очень многого ждут, и поэтому не могли полностью отдаться танцу. Трудно точно выразить наши чувства. Я бы не сказал, что мы катались хуже, чем потом в Копенгагене, но все было по-другому».

Может быть, они так считали лишь потому, что потом имели возможность сравнить выступления в Лионе и в Копенгагене? Однако оценки судей были высоки, а отношение соперников прекрасным. Наталья Бестемьяно-ва, их непосредственная соперница, и ее тренер Татьяна Тарасова подошли к ним с поздравлениями. Хорошо оценила их выступление в Лионе и руководитель команды Великобритании Джоан Уоллис. Она уже познакомилась с их оригинальным танцем на чемпионате Великобритании в Ноттингеме, но, выступая там в роли судьи, не могла полностью воспринять танец. Теперь же, просмотрев его как зритель, «была сражена» его эмоциональностью.

Следующий день после выступления с оригинальным танцем у фигуристов оказался свободным. Прежде они непременно оказались бы в обществе других фигуристов, но сейчас предпочли отдыхать в одиночестве. Они гуляли по городу, заходили в магазины, смотрели телевизор. Вечером они пошли потренироваться. У них вызывала беспокойство одна поддержка продолжительностью полминуты, включенная в программу в последний момент перед чемпионатом. На нескольких тренировках поддержка получалась не совсем гладко, и из всей программы больше всего они волновались из-за нее.

В произвольной программе по жеребьевке Крис и Джейн должны были выступать последними, после Бе-стемьяновой и Букина. Примерное соотношение между этими двумя парами было почти таким же, как между Крисом и Джейн и Моисеевой и Миненковым в прошлом году. Англичане выиграли обязательные танцы, включая и оригинальный, но победа Бестемьяновой и Букина в произвольном танце означала бы для советских спортсменов золотые медали в соответствии с системой разрешения ничьих. Крис и Джейн застыли в полном молчании, пока выступала советская пара,— не слыша аплодисментов, не видя оценок судей, не перемолвившись ни с кем словом. В паре Бестемьяновой и Букина акцент делается на личность партнерши и ее несравненное техническое мастерство. Она сразу приковывает к себе внимание. За исключением одного медленного отрывка вся программа исполнялась в бешеном ритме. Они заслужили высокие оценки: шесть — 5,9, одну, самую низкую,~ 5,7, выставленную судьей из Австралии Рудольфом Уор-ном.

Крис и Джейн, ожидая вызова, медленно скользили по льду у выхода, ничего не видя и не слыша вокруг. В тот вечер они ощущали особенное настроение публики. По мере приближения конца выступлений напряжение в зале настолько возросло, что зрители едва сидели на местах, предвкушая достойное завершение вечера. И они не обманулись в своих ожиданиях.

Первая часть выступления Криса и Джейн прошла успешно, смена ритма во второй части сопровождалась бесстрашным гибким прыжком Джейн назад, прямо на колено Криса.

Наконец они перешли к фрагменту «поезд», который украшал все выступление. С этого момента из-за разразившегося грома аплодисментов они почти не слышали музыки.

Бетти, как всегда спокойная и собранная, встретила их после выступления более радостной улыбкой, чем обычно. Когда же появились оценки, Крис сделал вид, что потерял сознание, и привалился к спине Джейн. За технику исполнения они получили три оценки 6,0 и восемь оценок 6,0 из девяти возможных — за артистизм. Одиннадцать высших оценок были рекордом на международных соревнованиях, а общее их количество, набранное парой за весь чемпионат, включая и оценки за оригинальный танец, стало еще одним рекордом.

Крис и Джейн никак не могли прийти в себя. Они откатались хорошо, знали также, что, выступая последними, могли рассчитывать на щедрость судей. Но и представить себе не могли таких результатов.

Газета «Санди Тайме» так писала о выступлениях чем» пионов: «Начало было очень динамичным — Дин стремительно догоняет, Торвилл ускользает от него, что уже через несколько секунд обозначило характеры героев и замысел, который объединял это захватывающее, блестящее выступление. Очень верный выбор-музыки, цельной, а не «составленной» из разных кусков, то беззаботной и ритмичной, то лирической в середине танца, сделал незаметными и органичными переходы в темпе и настроении, а также помог проявить фигуристам восхитительную гибкость, четкость и высокую слаженность исполнения. Ничего нарочитого, показного, никаких трюков, ни одной некрасивой позы. Восхищают краткие объятия — минута нежности — и остроумное воспроизведение путешествия на поезде, в совершенстве ложащееся на музыку, внезапно кончающееся превосходно исполненной переменой направления и ведущее к тонкому, естественному заключению. Блестящий по мастерству исполнения танец, проникнутый необычайной и сдержанной чувствительностью».

К сожалению, выступления в Лионе закончились так же невесело, как и начались. Во время показательных выступлений Крис и Джейн, просидев в ожидании своей очереди почти четыре часа, вышли наконец на лед и потерпели полный провал из-за халатности звукооператора. Это было неудачное прощание с Лионом. Домой Джейн увезла лионского льва, слишком большого, чтобы присоединить его к трем медвежатам, не вылезавшим из ее дорожной сумки. Им не было жаль уезжать из Лиона, несмотря на завоеванные там награды.

Ноттингем оказался теперь новым испытанием, знаменитости не могли даже показаться на улице, за исключением вылазок на каток поздно вечером, и вскоре им так надоело их «заточение», что они вернулись в Обер-стдорф раньше, чем собирались, и начали готовиться к чемпионату мира в Копенгагене.

Крис.

«Сначала успех возносит тебя высоко за облака, но потом очень быстро ты спускаешься на землю. И это очень хорошо. Надо опять втягиваться в работу. Примерно то же бывает с машиной. Для того чтобы победить на ней и на следующих гонках, надо ею заняться, привести в порядок».

Однажды в Ноттингеме телевизионная съемочная группа попросила их показать свое произвольное выступление и очень удивилась, получив отказ.

Джейн.

«Они сказали, что приедут взять интервью, но, как только появились, сразу попросили: «Вы не покажете нам произвольный танец?» Мы просто были не в состоянии. С одной стороны, мы некоторое время не катались и были не в той форме, чтобы танцевать для съемки. С другой — этот каток был меньше по размеру. Можно понять, почему они обратились к нам с такой просьбой — ведь всего несколько дней назад мы выступали на чемпионате, но мы попросту не могли танцевать как следует.

Навык катания очень быстро утрачивается. Чтобы быть уверенным в качестве, надо заниматься каждый день».

Следующие две недели они провели в Оберстдорфе. Тренировались ежедневно, отрабатывали все—произвольную программу, оригинальный и три обязательных танца. До чемпионата мира оставались считанные дни...

Купить материалы для наращивания ресниц. I-beauty ресницы купить i-beauty.moscow.
 

 
не случайное фото
 
<3
 
Календарь событий
Мое фото на Медео
Новости
Советы от профессионалов
Фигурное катание
Книги
Словарь
Азиада 2011
Чемпионат мира 2012

Поиск по сайту:
THE MEDEU ALPINE ICE ARENA
 
Голосование
Под какую музыку Вы любите кататься?
Результаты  
 
 
  О проекте
Ссылки
  Рейтинг@Mail.ru