x
   
 
Авторизация
  Регистрация Напомнить пароль  
 
 
О "Медеу"
ВЕБ Камера
Медеу Летом
Фото галерея
Режим работы
Контакты ВСК
История Медеу
Архивные видеофайлы
Гостиничный комплекс Медео
Прейскурант 2017
Аниматоры
Государственные закупки
Видеотека
Спортивные школы, секции
Прокат оборудования


 
 
 
 
 
 
Главная / Книги /

Для чемпионата мира 1982 года в Копенгагене был предоставлен прекрасный каток в Брондби-Халлен, однако выбор места соревнований был не так уж удачен. Главный каток был расположен настолько далеко от центра города, что иногда дорога туда и обратно занимала по нескольку часов в день. Один из тренировочных катков был больше, чем главный, но там было очень холодно. Другой каток имел слишком жесткий белый лед, и температура воздуха там не поднималась выше нуля. Английские пары тренировались в те же часы, что и американцы, и это тоже было серьезным неудобством. В одно и то же время на лед выходили две из трех самых многочисленных команд чемпионата. В результате одновременно нередко тренировались по три пары. В других группах участников было меньше и не было на льду такой конкуренции. Более того, американцы, по крайней мере одна из их пар, так увлекались, что носились по катку, не разбирая дороги и не щадя ни чужих жизней, ни своих собственных. Крис и Джейн очень страдали от этого — им больше, чем кому-либо на катке, было что терять в случае травмы. В конце концов эту проблему удалось разрешить.

Крис.

«Мы действовали через руководителей сборных. Бетти обратилась к нашему руководителю, который передал им наши претензии. Фигуристам, наиболее буйствующим на катке, велели смотреть, куда они едут, и уступать дорогу, когда приближается другая пара. Может показаться, что это дело самой обычной вежливости и благоразумия, но отнюдь не все это понимали. Некоторые пары вообще считают, что имеют определенные преимущества перед другими и могут носиться по катку не останавливаясь. Может быть, таким образом они действуют другим на нервы, запугивая их и заставляя уступать.

Копенгагену не приходилось еще организовывать чемпионаты такого масштаба, так что можно было ожидать любых накладок. Мне кажется, Международный союз фигурного катания должен создать какой-нибудь комитет, который бы организовывал чемпионаты. В итоге в Копенгагене было все организовано не так уж плохо, даже лучше, чем в Лионе, где к концу стало казаться, что соревнованиями уже никто не руководит и они идут сами по себе».

С катком все уладилось, но появилась еще одна загвоздка, теперь с музыкой. Когда Крис и Джейн начали произвольный танец, тренируясь на главном катке, они почти не услышали музыки. Так они танцевали около 20 секунд, потом остановились и попросили пустить музыку сначала, но прибавить громкости. Им ответили, что сделать этого нельзя. «А можно еще раз попробовать к концу тренировки, когда остальные фигуристы уже закончат?» — спросили Крис и Джейн. Оказалось, что и это невозможно. Тогда они поинтересовались, не может ли оператор включить музыку по окончании тренировки, только для прослушивания, когда начнется обработка льда. И этого сделать он не мог. Найти выход из тупика удалось только после телефонного звонка в Международный союз фигурного катания. По его указанию музыку в конце концов включили с самого начала, но тренировка была потеряна. Крис объяснил служащим стадиона, что для мелодраматического вступления их «Маку и Мейбл» нужно впечатляющее начало, поэтому они должны быть уверены, что музыка будет достаточно громкой. Поскольку на главном катке было запланировано только две тренировки, то в следующий раз должны быть обеспечены все условия, иначе им придется выступать на чемпионате, не размявшись так, как следует, и не подготовившись.

Крис и Джейн второй раз стали золотыми призерами чемпионата Европы (Лион), Бестемьянова и Букин (слева) - серебряными, Моисеева и Миненков - бронзовыми.

Разрешив подобные неувязки, они с радостью узнали, что теперь будут тренироваться с чемпионами США Бламберг и Зайбертом. Их совместные занятия производили сильное впечатление, и каждое привлекало на каток много зрителей. К тому времени они основательно отработали все куски выступления и оно шло как по маслу. Чемпионат мира прошел для Криса и Джейн с необычайным успехом. Они были так хорошо подготовлены, что даже сравнительно редкие тренировки не отразились на их выступлении.

Когда начались соревнования, они опять исполнили редкий по красоте и грациозности блюз, но с американской полькой дела обстояли хуже. Во время ее исполнения упал Крис. Позже он будет яростно обвинять в этом Джейн, уверенный, что это она его толкнула. Падение Криса очень расстроило их, хотя — надо отдать ему должное — он с честью вышел из неловкого положения, отвесив публике любезный поклон. Но, выбитые из колеи, они катались, по их собственному признанию, более сдержанно и скованно и заняли 2-е место после американцев Бламберг и Зайберта, разделив его с американской же парой Фокс и Далли, старыми соперниками Криса и Джейн.

Это было единственное поражение, которое английская пара потерпела в обязательных танцах. На следующий день они блестяще исполнили венский вальс. В Копенгагене судьи для объявления оценок использовали перекидные листы с цифрами. Семеро арбитров судили обязательные выступления и еще семеро — произвольные.

За обязательным выступлением последовал оригинальный танец, такой выразительный, нежный и прекрасный, что один зритель заметил: «Если увидишь такое хотя бы раз в жизни — считай, что тебе очень повезло». Публика замерла, когда фигуристы исполняли «Лето», вложив в этот танец всю душу. Его прекрасная музыка растрогала даже Джейн. Она вспоминает, что в тот момент ей вдруг стало очень печально и пришлось приказать себе: «Улыбайся!»

Во время этого выступления на трибунах стояла тишина как в храме. Так Крис и Джейн подействовали на зрителей своими волшебными чарами. Это был, по их мнению, самый лучший оригинальный танец, который они когда-либо исполняли.

Джейн.

«Я не особенно хорошо все помню, я полностью отдалась танцу. Не знаю, как это выглядело в техническом отношении, но что касается артистизма... Я даже не знаю, как это объяснить. Стояла такая мертвая тишина, что, упади на пол иголка, все бы услышали. И это продолжалось с того момента, как заиграла музыка. Мне кажется, многие уже видели наш танец в Лионе или же слышали о нем и ждали его, поэтому он был так хорошо воспринят. Публика встретила нас аплодисментами, а затем затихла, пока мы не закончили. Я до сих пор не могу вспомнить отдельных моментов, помню только завершение и то, что зрителям танец очень понравился».

Это выступление было настолько эмоциональным, что заставило многих заговорить о характере отношений между Джейн и Крисом. При этом высказывалось мнение, что невозможно фигуристам так кататься, не испытывая друг к другу глубокой привязанности. Они настолько слились друг с другом, что, казалось, были одни на всем свете.

В Копенгагене к Крису и Джейн было приковано пристальное внимание двух ведущих телевизионных компаний Великобритании. На каждом углу их поджидали то с камерой, то со вспышкой, то с микрофоном. Обычно компания Би-би-си, завладев всеми правами на съемку и интервью, признавала, что нельзя отвлекать фигуристов, которые должны сосредоточиться перед выступлением. Однако когда на сцену вышла еще и Ай-ти-ви, то между двумя компаниями началась острая конкуренция, каждая хотела завладеть чемпионами первыми. Фигуристов буквально преследовали. Даже на соревнованиях, стоило им выйти из раздевалки, они лоб в лоб сталкивались с тележурналистами.

С произвольной программой на этот раз они выступали первыми, а это означало, что непрерывный ряд высших оценок вряд ли повторится.

Во время разминки перед выступлением, которую Крис и Джейн опять совершали поодиночке, у Криса вдруг подкосились ноги. Ощущение было такое, что они окоченели. Крис думал, что это скоро пройдет, но время шло, а онемение не проходило. А ведь после разминки сразу же надо было выступать. Они закончили разминку раньше остальных фигуристов и подготовились к выступлению. Еще пару минут разминки, пока все фигуристы покинули лед, они стояли неподвижно у бортика. Но наконец объявили их выход. Ноги Криса все еще плохо его слушались. Но ничего не поделаешь, надо было выходить на лед. Через полминуты после начала танца Крису надо было сделать первую поддержку. Он думал, что у него ничего не получится, но все-таки сделал ее. И вдруг он почувствовал, что с ногами стало все в порядке.

Во второй части танца маленькую ошибку допустила Джейн, у нее чуть подвернулась нога, но это произошло в дальней от судей стороне катка, так что они могли ее и не заметить. Последняя часть, начинавшаяся с «поезда», вылилась просто в феерию чувств. Этот фрагмент не так прост, как кажется, ведь фигуристам нужно, чтобы движения ног в точности соответствовали все замедляющемуся ритму музыки. На последней тренировке они даже ошиблись в этом месте. Теперь же «поезд» получился превосходно, хотя также не обошлось без небольшой накладки.

Джейн.

«По ходу танца мне нужно было обнять Криса, и, когда я это сделала, моя рука вдруг скользнула внутрь смокинга Криса и один из пальцев оказался между пуговицами. Я понимала, что попытайся я, выгнувшись, вытащить руку, как смокинг расстегнется, а я упаду. Так продолжалось примерно минуту, публика захлопала и засмеялась, и испуга у меня как не бывало. Такое отношение публики мне очень понравилось. Один журнал поместил нашу фотографию, на которой мы как раз готовимся к последней поддержке в танце и оба широко улыбаемся, ободренные публикой.

Не случись этого, мы были бы слегка напряжены, потому что это сложная поддержка, для которой нужна синхронность с точностью до долей секунды. На тренировках она проходила не всегда гладко. Но на этот раз поддержка вышла так, что можно было только мечтать. Мы целую вечность не уходили со льда, потому что сверху сыпались и сыпались цветы. Когда же объявили оценки, все вдруг закричали и я подумала, что выставили хотя бы одну 6,0. Я толком сразу не могла разглядеть оценки, потому что была занята сбором букетов. За технику исполнения шестерок нам не поставили, да это было и невозможно, ведь еще должны были выступить четыре пары. Возможно, сыграл свою роль и смокинг. Но за артистизм из семи оценок пять были 6,0, и не было ни одной оценки ниже 5,9».

К ним тут же подошли комментаторы компании Би-би-си, но до этого Крис успел шепнуть Джейн, чтобы она надела тренировочную куртку с эмблемой города Ноттингема, что входило в их договор с городским советом. Свою куртку Крис уже надел. Внимание к их выступлению было настолько велико, что Би-би-си пошла даже на такой исключительный шаг, как задержка выпуска новостей в 9 часов вечера, чтобы передать их выступление полностью. На пресс-конференции их закидали вопросами о характере их личных отношений, что не удивительно, поскольку и оригинальный танец, и «Мак и Мейбл» отличались большим накалом страстей. Тем не менее они опять дали свой обычный ответ, что они «лишь хорошие друзья». Один репортер даже кинулся домой к Торвиллам, чтобы получить подтверждение слуху, что они вот-вот объявят о своей помолвке, но в ответ услышали от матери Джейн, что это явилось бы новостью не только для нее, но и для ее дочери.

Они были на седьмом небе от счастья. Национальная ассоциация фигурного катания устроила в их честь прием, на который пришли многие судьи и примирившиеся телевизионные конкуренты. Вскоре Крису предстояло во второй раз выступать с речью при вручении им наград. Через это не слишком приятное испытание ему неожиданно пришлось пройти в Лионе. Даже Джейн признает, что говорил он хорошо. Это лишний раз подтвердило, что он постепенно преодолел свою застенчивость. Сейчас он настолько уверен в себе, что никогда не готовит речь заранее.

Они были немного обескуражены, узнав, что в день, когда демонстрировалась показательная программа, прямо в перерыве между выступлениями, их собираются представить королеве Дании. «Обычно люди ее положения первыми обращаются к собеседнику,— говорит Крис.— Но с ней было не так. Мы пожали друг другу руки, и она, закурив, стала смотреть на нас».

На чемпионате в Копенгагене Крис с Джейн приобрели славу лучшей танцевальной пары всех времен. Каково же было мнение на этот счет специалистов? Например, Лоуренса Демми, председателя Комитета по танцам на льду Международного союза фигурного катания. В свое время он в паре с Джин Вествуд впервые в истории четыре года подряд держал титул чемпиона мира. Ничье мнение не было так весомо. По его мнению, Кристофер Дин и Джейн Торвилл — лучшая танцевальная пара, которую он когда-либо видел. Он считает, что они третья пара из тех, которые за последнее время изменили характер танцев на льду. Первыми были Людмила Пахомо-ва и Александр Горшков, вторыми — их соотечественники Ирина Моисеева и Александр Миненков.

Пахомова была, по его мнению, выдающейся фигуристкой, но, возможно, больше всего фигурное катание должно быть благодарно Моисеевой и Миненкову. Эта советская пара придала танцам на льду высокий престиж. Во времена выступлений Демми, по его словам, танцы на льду рассматривали как шутку и не верили в них. И тут появились Моисеева и Миненков и внесли совершенно новый стиль, сделав упор на хореографию. Миненков, по мнению Демми, был единственным фигуристом, который может сравниться по техническим данным с Кристофером Дином.

Хотя Пахомова навсегда останется первой выдающейся фигуристкой среди женщин, выступающих в танцах на льду, Крис и Джейн занимают особое место как пара, состоящая из двух великолепных танцоров, которые достигли несравненного единения в совместном катании. «Говорят, что они двигаются как один человек,— продолжает Демми,— и дошло даже до того, что, если один делает какую-то ошибку, другой повторяет ее в то же самое время, так что ее можно и не заметить. Такой вот степени совершенства достигло взаимопонимание этих партнеров. Это почти непостижимо, но они просто читают мысли друг друга. Я никогда ничего подобного не видел».

Рассматривая каждого из молодых чемпионов, Демми считает, что в характере Криса произошли «феноменальные» изменения. Сейчас он очень уверен в себе и сознает степень своего мастерства и как творца танца, и как исполнителя. Джейн тоже продвигалась вперед семимильными шагами. Она стала лучше выглядеть, ее личность приобрела яркую индивидуальность. Джейн превратилась в совершенную партнершу Криса, У нее и раньше были прекрасные способности, но она не знала, что с ними делать.

Крис тоже раньше не мог полностью схватить некоторые движения, характерные для различных танцев, например самбы. Он их исполнял, но скорее вполсилы. Теперь он знает, что нечего стесняться преувеличенных движений, характерных для каждого танца. «Я не смог бы сегодня стать фигуристом,— говорит Демми,— просто не сумел бы выполнить движения, необходимые по современным понятиям для выражения сущности музыки. В мое время на долю обязательных танцев приходилось 60 процентов всех оценок, сейчас же они составляют лишь 30 процентов. Поэтому становится понятно, что теперь фигуристы сосредоточивают усилия на оригинальной подаче танца и артистическом впечатлении, и это стало необычайно важным фактором для судей при оценке оригинального и произвольного танцев».

А вот высказывания другого специалиста — Джоунза. Он, как и Демми, высоко оценивает Пахомову, «в техническом отношении одну из лучших фигуристок», и Моисееву как очень артистичную фигуристку. Однако он считает, что Джейн теперь уже ничем не уступает им. К тому же у нее именно такой партнер, который дополняет ее прекрасные технические способности. Она стала на льду яркой личностью, научилась преподносить себя, если хотите. Это противоречит ее характеру, но, как только выступление заканчивается, она опять становится самой собой, милой, скромной девушкой, которая ничуть не изменилась с того момента, как впервые вышла на лед. Крис с самого начала своих выступлений был яркой личностью. Но он уже не теряется и даже на самом высоком уровне держится просто и свободно. Его сразу же выделяешь среди других.

По словам Бернарда Форда, еще одного бывшего чемпиона мира, «они с необычайной легкостью скользят по льду. Все, что накопило фигурное катание, они аккумулировали в своих танцах. Если окинуть взглядом наследство, доставшееся англичанам в фигурном катании, то можно заметить, что у нас всегда были сильные фигуристы и хорошие танцоры на льду, но все ужасно скованные в движениях. В их выступлениях не хватало ритмичности и музыкальности. Когда на арену вышли советские танцоры, то в основу своих выступлений они положили раскрытие характера музыки. Крис и Джейн соединили в своих танцах характерную для английских фигуристов техничность и эмоциональность советских танцоров. Они доказали, что можно с блеском одновременно и раскрывать характер музыки и технически правильно кататься».

По его мнению, у них одинаково хорошо разработаны обе ноги. Это, безусловно, результат усиленных тренировок. «Посмотрите, например, как они делают скобки (одинаково искусно они поворачивают и направо, и налево), у них много зеркальных шагов, шагов-повторов, обменов ролями, смен ребер конька. Они, если можно так сказать, «одинаковоножны»! А с какой нежностью они смотрят друг на друга. Уж это-то сыграть нельзя».

Одной из сомнительных привилегий призеров чемпионатов мира является то, что они автоматически включаются в состав выступающих в турне Международного союза фигурного катания, который длится от двух до трех недель. Иногда случалось, что пара отказывалась участвовать по политическим соображениям, но обычно отказ без весомых причин повредил бы репутации этой пары в мире фигурного катания.

У Криса и Джейн настроение упало уже на следующий понедельник после окончания чемпионата в Копенгагене.

К этому времени большинство их знакомых — фигуристы, тренеры, судьи, служащие, журналисты и просто приятели — уже разъехались. Соревнования закончились, все переживания остались позади, и фигуристы с нетерпением устремлялись домой разделить радость с родными и друзьями. Им же, напротив, надо было набраться мужества и тринадцать раз на протяжении двух недель выступить с блеском. Международный союз фигурного катания, организуя такое турне, в общем-то всего-навсего просит фигуристов отдать дань спорту, который принес им славу и известность.

Крис и Джейн уже участвовали в подобном турне, только по США и Канаде, после успешного выступления в Хартфорде в 1981 году. Теперь турне проводилось в Европе. Началось оно в столице Советского Союза. Условия для катания были превосходны, публика — многочисленная и чуткая, каток и лед замечательные. Фигуристам была предложена также культурная программа, в которую было включено посещение Большого театра. Однако Крис, один из тех пяти фигуристов, которым был предложен билет в Большой театр, поменял его у Брайана Покара из Канады на билет в цирк. Джейн просто терялась в догадках, почему он так поступил. Ведь все фигуристы любят балет, а здесь один из ведущих фигуристов меняет его на клоуноз, прыгунов на сетке, жонглеров, ходьбу по веревке.

Однако Крис не поделился ни с кем своими мыслями, и Джейн отправилась в театр без него, вместе с Брайаном Покаром, Скоттом Хэмилтоном, Илейн Зайяк и Китти Карузерз. На одежде у них не было никаких специальных эмблем, тем не менее их осадила толпа жаждущих получить автографы. Это происходило еще до их выступления, поэтому, как предполагает Джейн, их узнали, возможно, по телевизионным передачам с чемпионата мира. Несмотря на скромность, ей польстило, что в одном из самых знаменитых театров мира автограф спрашивали именно у нее.

После выступлений в Москве фигуристы поехали в Ленинград и далее отправились в путешествие по странам Западной Европы. Крис же пока так и не рассказывал, почему он предпочел Большому театру цирк.

 

 
не случайное фото
 
Мкмкмкмкмк
 
Календарь событий
Мое фото на Медео
Новости
Советы от профессионалов
Фигурное катание
Книги
Словарь
Азиада 2011
Чемпионат мира 2012

Поиск по сайту:
THE MEDEU ALPINE ICE ARENA
 
Голосование
Под какую музыку Вы любите кататься?
Результаты  
 
 
  О проекте
Ссылки
  Рейтинг@Mail.ru