x
   
 
Авторизация
  Регистрация Напомнить пароль  
 
 
О "Медеу"
ВЕБ Камера
Медеу Летом
Фото галерея
Режим работы
Контакты ВСК
История Медеу
Архивные видеофайлы
Гостиничный комплекс Медео
Прейскурант 2016
Аниматоры
Государственные закупки
Видеотека
Спортивные школы, секции
Прокат оборудования


 
 
 
 
 
 
Главная / Книги /

>

Джейн Торвилл о Кристофере Дине

Я очень хорошо понимаю, почему женщины оборачиваются на Криса. Я тоже в свое время глаз не могла от него оторвать, но я его знаю уже так долго, что привыкла к нему. Это вовсе, однако, не означает, что я уже не замечаю его внешней привлекательности. Его светлые волосы, мужественное лицо, стройная фигура, манера одеваться не могут не привлечь внимания. Сейчас все его время занято фигурным катанием. Лишь одно оно у него на уме. Если время от времени какая-нибудь девушка начинает с ним заигрывать, он очень быстро дает ей понять, что очень занят. Видимо, девушки сейчас его не интересуют.

Одно время мы были очень близки, но такие отношения сложно сохранить, если работаешь так напряженно, как работаем мы. Творческий труд неизбежно связан со ссорами, тогда серьезное чувство оказывается под угрозой. Почти всегда, когда мы выходим на лед и работаем над новым танцем, он отпускает в мой адрес колкости, и это меня задевает.

Мне очень тяжело вставать рано утром, но за последние годы мне только и приходилось делать, что просыпаться в 5 часов утра. Он же, наоборот, очень организован, возможно, из-за того, что готовил себя к карьере полицейского, и по утрам всегда оживлен и весел.

По утрам, когда я никак не могу выйти из сонного состояния, Крис нередко начинает задавать мне едкие вопросы:

—  Так, над чем же мы сегодня работаем?

—  Над свободной ногой.

—  Правильно, и...?

—  И руками.

—  Так-так, и...?

—  Внешней дугой назад.

—  Так, гениально!

—  Слушай, если бы я быстро соображала, только представь, как было бы тебе со мной скучно.

—  А ты представь, чего бы я мог добиться, если бы у меня была приличная партнерша.

Иногда, но не очень часто терпение теряю я, однако сравниться с ним в сарказме не могу. Если во время ссор присутствует Бетти Каллауэй, она вмешивается и мир водворяется. Но на соревнованиях мы себя всегда ведем как воспитанные люди. Мы оба понимаем, что ошибки и накладки возможны и здесь надо для пользы дела поддерживать друг друга.

Я считаю себя очень терпеливой. Ведь, например, мало кому понравилось бы вести машину, когда сидящий сзади все время руководит. Даже если я везу Криса на своей машине туда, куда ему надо, он все равно надо мной издевается. Когда же за рулем он, я сижу тихонько, как мышка, прекрасно зная, что он лихач и, что бы я ни говорила, он не послушается. Хотя я бы предпочла, чтобы он лихачил не на моей машине, Я же вожу всегда медленно и осторожно.

Конечно же я очень сильно к нему привязана. Иначе я и не смогла бы быть с ним практически каждый день. Если не считать одну неделю, когда я с родителями отдыхала в Греции, то с 1977 года — тогда Крис вернулся с полицейских сборов — я практически ни одного дня не провела без него в течение нескольких лет. Когда же в 1982 году я одна отправилась домой из Оберстдорфа на запись музыки, я чувствовала себя очень странно. Мне его не хватало, и не только потому, что некому было нести мои сумки.

Где кончается привязанность и начинается любовь? Я даже не знаю. Однако этот вопрос не волнует меня сейчас, когда мы усиленно готовимся к зимней Олимпиаде 1984 года. В данный момент в моей жизни нет места другим привязанностям, так же как, я уверена, и в жизни Криса. Однако я думаю, что наше сотрудничество распадется, если кто-то из нас найдет себе увлечение. Не из-за ревности — просто я не смогу отдаваться чувствам во время наших выступлений. Мы никогда не смогли бы наполнить глубокой страстью наш произвольный танец 1982 года «Мак и Мейбл», если бы оба не старались пережить ту любовь, которую чувствовали друг к другу наши герои.

Самым примечательным в характере Криса, по-моему, является его стремление быть первым. Что бы он ни делал, играл ли в домино, лото или другую игру, он обязательно должен победить. Он ни в коем случае не может уступить другому, ни в чем, нигде. Он отдается тому, что его интересует, целиком. Я рада, что он мне друг и партнер.

Мы оба стремимся к совершенству, что является еще одной, на мой взгляд, важной нашей чертой, но делаем это по-разному. Я готова делать и делать что-то, пока не получится как надо. У Криса гораздо меньше терпения. Если у нас что-то не получается, он немедленно начинает проявлять характер и мне приходится с ним трудно. Если это случается в конце дня, когда мы оба уже устали, то я тоже начинаю раздражаться. Здесь возможен один выход — отложить тренировку на следующий день. Но Крис обычно не хочет считать себя побежденным и прерывать занятие.

Мы знаем, что другие пары тоже ссорятся, и напряженность отношений обычно пропорциональна их достижениям. Поэтому мы относимся философски к н-ашим спорам и считаем, что в целом прекрасно ладим друг с другом.

Мы оба очень любим юмор. Например, он видит смешную сторону даже в том, что на самом деле довольно печально. Правда, Крис очень чувствительный и легкоранимый. Он может веселиться, но, если что-то его огорчит, он тут же расстроится. Особенно он нервничал, когда у него были сложности со службой в полиции. И конечно же он прав, когда сердится из-за моих опозданий.

Он всегда очень трогательно меня защищает. Если вдруг видит, что я падаю, он молнией бросается на помощь, подхватывает на руки, как легкую куколку, настолько он быстр и силен. Конечно, так он поступит, если вдруг увидит, что падает кто-то другой. Но для меня, я думаю, он особенно постарается, и не только лишь потому, что без партнерши ему делать нечего.

На льду его фантазия и вдохновение не знают границ, и почти все новшества, которые мы показали на льду, были придуманы им. Когда мы начинаем готовить новую программу, он берет инициативу в свои руки. На выступлениях в начале наших совместных занятий, несомненно, лидировал он, ведь Крис всегда занимался только танцами на льду, в то время как я до знакомства с ним начинала в парном и одиночном катании, иногда даже выступала в обоих этих видах одновременно. В последние годы я много работала над собой и с удовлетворением могу сказать, что добилась определенных успехов. Насколько они значительны — судить другим. Главное, что как пара мы добились многого.

Выступая в роли консультантов, когда тренировались в Оберстдорфе, мы немного помогли парам из ФРГ. Крис выдвигал новые идеи, я же высказывала мнение о качестве катания и синхронности. Раньше он был чрезмерно настойчив, заставляя своих возможных учеников до тошноты снова и снова повторять одно движение, хотя я считала, что было бы лучше дать им передохнуть. В последнее время Крис стал более терпеливым, поняв, что у фигуристов разный уровень подготовки и многие не могут тут же освоить то, что он от них требует. Когда он до конца постигнет науку терпения, то превратится в прекрасного тренера, ведь он до тонкостей знает технику катания.

Теперь он стал не такой стеснительный, как раньше, у него появилось много друзей и знакомых. Его удивительная застенчивость таяла год за годом, в нем появлялось все больше уверенности, особенно после вторичной победы на чемпионате мира в 1982 году. Сейчас он свободно себя чувствует в любой компании. Даже после соревнований, когда я стараюсь побыстрей добраться до постели, он готов часами сидеть и болтать с любым, кто согласился его слушать. Крис многое умеет делать. Иногда, например, он даже стирает или гладит для меня брюки.

Многих удивляет, что Крис не умеет танцевать без льда. Действительно, танцы на паркете это совсем не то же самое, что танцы на льду. Но если бы Крис решил поучиться, я уверена, довольно скоро у него все стало бы получаться.

Но больше всего Крис поразил тех, кто его знает, начав выступать перед публикой. Учитывая его природную застенчивость, я ожидала, что его выступление будет состоять целиком из «ну», «да» и «значит». До этого, если нам приходилось давать интервью, он говорил очень мало, предоставляя это мне, и все равно так волновался, что даже дыхание у него становилось прерывистым. Сейчас, по-моему, ему даже нравится выступать.

Иногда я думаю, о том, что нас ждет в будущем. Я, в общем, уверена, что когда-нибудь выйду замуж, только не спрашивайте за кого. Я и сама не знаю. Мне трудно представить, что я выхожу замуж за Криса. Хотя и не исключаю полностью такой возможности.

Кристофер Дин о Джейн Торвилл

У меня к Джейн особое отношение. Наше сотрудничество настолько всепоглощающе, что партнерша должна быть обязательно другом. Она привлекательная и обаятельная женщина. Но сейчас мы спрятали нежные чувства в самый укромный уголок души на хранение, и мы сами не знаем, что же найдем там, когда придет время снять замок с заветной двери. Как она уже сказала, одно время мы были очень близки. Я думаю, что мы любили друг друга тогда, но потом это чувство ушло, хотя мы не ссорились. Теперь у нас странные взаимоотношения, они — тайна для многих, в том числе и для нас.

Каждый мужчина с радостью бы взял ее в жены, хотя я плохо представляю Джейн в роли хлопотливой хозяйки и заботливой матери.

Если она выйдет замуж, ей придется пойти на коренную ломку характера. Сейчас, например, ее кулинарные способности не идут дальше приготовления яиц вкрутую, стирка белья для нее тоже проблема. Однако это вовсе не значит, что она не изменится в один прекрасный день. Когда бы это ни случилось, я уверен, что она прекрасно со всем справится, потому что она разумный и уравновешенный человек.

Джейн необычайно правдивый и надежный (если это не касается времени) человек. Она совершенно не испорчена успехом.

Из нас двоих именно она следит за всеми вопросами административного порядка, ведет всю корреспонденцию, которая увеличилась за эти годы, а также наши расчетные книги. Благодаря ей мы можем сказать с точностью до пенса, на что истратили деньги из различных субсидий, Она наш казначей, и, когда мы находимся за границей, у меня в кармане не найдется ни одного пфеннига или франка. Я похож на мужа под каблуком, не так ли?

Обычно она следит за всей нашей дорожной документацией, и делает это прекрасно. Правда, однажды произошел неприятный случай. Когда в 1978 году после чемпионата мира мы приехали в аэропорт в Монреале, чтобы лететь в Лондон, то обнаружили, что она потеряла авиационные билеты. Джоан Уоллис, руководитель сборной, чуть не выбросилась из окна. В мои же обязанности входит: носить чемоданы, открывать двери, вести разговоры, приносить чай и выполнять мелкие поручения.

Она кажется хрупкой и беззащитной, как маленькая девочка, которую можно успокоить мороженым или забавной игрушкой, и часто я именно так к ней и отношусь, огораживая ее стеной, если ей нужна защита. Но не надо обманываться. У нее необычайно сильный характер. Ее, например, очень трудно переубедить в чем-либо. Некоторые ее черты просто выводят меня из себя. Она никуда не может прийти вовремя за единственным важным исключением: на льду она всегда появляется минута в минуту. Я же все,гда прихожу на любую встречу точно в указанное время или даже раньше, поэтому мне трудно с человеком, который вечно опаздывает.

Она очень медленно ест. Я отнюдь не против, если какой-то обед с друзьями проходит приятно и неторопливо, поскольку мы и собрались, чтобы поговорить друг с другом. Но в будний день, когда она все еще ковыряет вилкой в тарелке, а мы могли бы уже давно быть на катке, я с трудом держу себя в руках. Для меня еда в это время — лишь необходимость, и чем скорее я все съём, тем быстрее смогу заняться чем-нибудь действительно стоящим,

Она обладает безупречными манерами поведения и очень скромна, несмотря на то, что стала знаменитостью. Правда, она никогда не была такой стеснительной, как я. Появляясь на людях, она никогда не старалась привлечь внимание, но, если она оказывается в его центре, при вручении наград или подобной церемонии, она держит себя совершенно свободно. Мне кажется, ей нравится быть в центре внимания.

Она прекрасная партнерша, по крайней мере для меня. Легко и плавно скользит по льду и, если я прошу ее исполнить какой-то элемент, откатывает его без видимого усилия со своей стороны и без долгих уговоров с моей. Я так привык к этой ее способности, что понимаю, как мне повезло, только тогда, когда помогаю другим фигуристам.

Часто мы понимаем друг друга без слов. Некоторые говорят, что мы так точно настроены на одну волну, что, если один из нас сделает ошибку, другой инстинктивно постарается ее скрыть и она пройдет незамеченной. Возможно, такое и случалось, но я что-то не замечал. Ее техника настолько совершенна, что я всегда уверен — Джейн окажется именно там, где надо, и именно в нужную долю секунды. Она так уверенно держится на коньках, что я до сих пор не понимаю, что же случилось в 1980 году в Дортмунде во время чемпионата мира. При исполнении оригинального танца она чуть было дважды не упала. Это настолько на нее не похоже, что я думаю, не моя ли в том была вина.

Раньше на льду ей не хватало чувства раскованности, которое в танцах необходимо, особенно при исполнении оригинального и произвольного. Но никто не назовет ее замкнутой сейчас. Когда я слышу, как Лоуренс Демми говорит о ее женской привлекательности, а Арнольд Гер-вилер — о ее пылкой натуре, я поражаюсь тому, как она умеет преображаться. Ведь ей не так уж легко во всеуслышание заявлять о своей любви в «Мак и Мейбл» или разыгрывать из себя трагическую актрису в нашем блюзе «Лето». Но она это делает, хотя я не совсем удовлетворен тем, как это у нее получается. Такой уж я требовательный,

Раньше мне казалось, что она способна передать только два чувства — радость и печаль, а ведь между ними тысячи разных оттенков. «Лето» оказалось сравнительно легким для исполнения, поскольку оно было в одном грустном ключе, но мелодраматическое начало «Мак и Мейбл» было для Джейн трудным, ведь там ей необходимо передать ожидание, удивление, оживление, ужас.

Иногда я очень сержусь на нее, когда приходится втолковывать: «Надо следить за выражением сзоего лица». Я приводил Джейн в пример Ирину Моисееву, которая в одну секунду могла превратиться в принцессу Диану, склонив головку, застенчиво опустив глаза. Джейн научилась этому, использует это движение в одном из наших показательных номеров. Она невероятно упорна и очень быстро все схватывает. Но мы всегда ощущали отсутствие театральной практики.

Из Джейн получится прекрасный тренер, если она когда-нибудь решит им работать. У нее больше терпения, чем у меня, и она обладает талантом передавать свои знания другим. Говорят, что ей не будет хватать строгости, но мне кажется, что учитель не должен быть чрезмерно строгим с учениками. Конечно, иногда надо быть твердым, но я уверен, что... у Джейн это получится, ведь она относится к тому типу людей, которые взвешивают все «за» и «против». Внутри у нее — сталь, иначе она никогда не смогла бы найти верную манеру обращения со мной, когда я не в самом лучшем настроении.

Большинству кажется, что я очень спокойный. Наверное, среди малознакомых людей я действительно веду себя тихо, но на тренировке или дома я легко «завожусь». И если бы Джейн на это отвечала тем же, наша пара распалась бы.

Иногда я задаю себе вопрос: что же будет после сезона 1983/84 года? Сегодня мы фигуристы-любители, и это определяет каждый наш шаг. Но в марте 1984 года мы окажемся на «свободе». Лоуренс Демми, например, считает, что мы с Джейн настолько привыкли друг к другу, что расстаться нам будет необычайно тяжело.

Войлок это значение слова войлок.
 

 
не случайное фото
 
 
Календарь событий
Мое фото на Медео
Новости
Советы от профессионалов
Фигурное катание
Книги
Словарь
Азиада 2011
Чемпионат мира 2012

Поиск по сайту:
THE MEDEU ALPINE ICE ARENA
 
Голосование
Под какую музыку Вы любите кататься?
Результаты  
 
 
  О проекте
Ссылки
  Рейтинг@Mail.ru