x
   
 
Авторизация
  Регистрация Напомнить пароль  
 
 
О "Медеу"
ВЕБ Камера
Медеу Летом
Фото галерея
Режим работы
Контакты ВСК
История Медеу
Архивные видеофайлы
Гостиничный комплекс Медео
Прейскурант 2017
Аниматоры
Государственные закупки
Видеотека
Спортивные школы, секции
Прокат оборудования

 
 
 
 
 
 
Главная / Книги /

Иногда мы задаем себе вопрос: «А что было бы, если бы...».

Ну, скажем, а что было бы, если бы в один прекрасный осенний день 1954 года Олег совершенно случайно не приехал в Москву на третьеразрядный тренерский семинар, проводившийся на первом тогда в стране искусственном ледяном «пятачке»?

Олег:

—  Это была для меня совершенно неожиданная поездка. Просто руководителям ленинградской секции фигурного катания некого было послать на семинар. Я в то время ни о какой тренерской деятельности и не помышлял. Но в Москву съездить очень хотелось. Тем более, что я еще служил на флоте, и сами знаете, каково приходится матросу...

Молодых людей на этом семинаре было всего двое: Люда и я.

Кажется, это тоже случайность. Людмила:

—  Конечно. Но, учтите, в отличие от Олега я в то время уже была общественным инструктором юных фигуристов в парке имени Дзержинского в Марьиной роще. Сама тренировалась в старшей группе и, кроме того, помогала малышам.

Итак, нас было только двое молодых людей на том семинаре. И каждый раз, когда надо было проиллюстрировать какой-нибудь прием, наши коллеги, люди уже весьма солидного возраста, поглядывали на нас. Повторяем, мы абсолютно не думали ни о каком катании вместе. Просто выступали в роли демонстраторов тех или иных элементов.

Но и сказать о том, что мы не были знакомы с парным катанием, что не думали в то же время именно о катании в паре с каким-нибудь еще неизвестным нам партнером или партнершей, — тоже нельзя.

Олег:

— Между прочим, в 1953 году я уже был призером первенства страны в парном катании. Чудеса по нынешним временам. А тогда и пар-то на чемпионате было всего три.

Я, конечно, не собирался выступать ни на каком первенстве. Не был к этому готов. Но команде Ленинграда нужен был зачет.

Вместе с Маргаритой Богоявленской мы тренировались две недели. Помогал нам первый номер команды Игорь Москвин, выступавший в паре с Майей Беленькой. Думал ли я тогда, что через десять лет судьба меня снова сведет с Москвиным и что мы какое-то время будем идти вместе к победам, о которых и мечтать в 1953 году было невозможно.

К Москвину относился с обожанием. (Когда я только пришел в кружок фигурного катания, Москвин, который тоже начинал свой путь у Н. В. Леплинской, был у нас уже корифеем.) Помню, когда ему надо было отрабатывать «кораблик», я считал высочайшей для себя честью пробуксировать его за руку в этом «кораблике» вокруг клумбы в саду ленинградского Дворца пионеров, где заливалась для нас ледяная дорожка.

Первенство СССР 1953 года проводилось в Ярославле.

В Ленинград я привез диплом, подтверждавший, что Протопопов Олег Алексеевич занял на чемпионате Советского Союза третье место в парном катании по разряду мастеров спорта (без выполнения норматива).

Ребята, служившие на одном со мной корабле, приходили посмотреть на этот диплом. А старшины, первые люди на флоте, преисполнившись уважения к третьему призеру, охотнее соглашались отпускать меня на тренировки и соревнования.

Ах, если бы они знали, что на чемпионате было всего-навсего три пары!

Но не будь этого чемпионата и не потребуйся команде вторая пара, вполне возможно, что я никогда не стал бы думать о парном катании вообще...

Мы начали тренироваться вместе с Олегом в 1955 году

Людмила:

—  А я довольно регулярно тренировалась в паре. Партнером у меня был Кирилл Гуляев. Спокойный, рассудительный, казалось бы, совершенно лишенный всякого темперамента парень. Ничто не могло расшевелить его. И тренировались мы ни шатко ни валко. Но другого партнера у меня не было.

А тут я осталась и без этого. Пришел Кирилл и сказал, что с фигурным катанием он кончает: надо учиться, надо заниматься серьезным делом, а спорт его отвлекает. Спорить с ним я не стала. Ну, что делать, буду пока выступать в одиночном разряде.

Словом, к началу этого семинара я оказалась совершенно свободной.

Олег:

—  К этому времени был совершенно свободен от всяких обязательств и я...

И вот, помнится, мы впервые очутились вдвоем на катке.

Тесном, крохотном, даже разогнаться невозможно: 9X9 метров.

Какая-то группа фигуристов не пришла на тренировку. Образовалось «окно». И тогда кто-то из нас предложил покататься (снова, как видите, случайность — никто ведь не мог знать, что группа не придет на тренировку и мы сможем спокойно «постоять» на льду).

Каток был настолько мал, что на нем трудно было не встретиться. Мы разбежались и чуть не столкнулись. Чтобы не упасть и не выскочить на доски, мы вынуждены были схватиться друг за друга и по инерции начали вращение. Первое наше парное вращение!

Потом перевели дух и попробовали уже специально сделать вместе «ласточку». И когда она получилась удачно, когда мы почувствовали ее прочность, какое-то шестое чувство подсказало, что мы непременно будем кататься вместе. Мы еще не знали, получится из нас пара или нет. Мы ничего не знали. Мы только очень хотели, чтобы получилась, и очень верили в то, что при желании все может получиться. Мы были и остались навсегда мечтателями. И не жалеем об этом.

На катке совершенно случайно очутился в тот день отец известной впоследствии фигуристки Ирины Голоща-повой. Он не был специалистом в фигурном катании, но в нашем виде спорта некоторые родители юных фигуристов имеют довольно серьезные знания (только никогда не надо их переоценивать!), поскольку на их долю выпадают и многие часы ожиданий у бортика катка, пока катаются их дети, и подбор спортивного инвентаря, и другие заботы, которым нет числа...

Увидев нас, отец Голощаповой спросил:

—  Вы давно катаетесь вместе?

Велико было его удивление, когда он узнал, что мы впервые на льду пробуем элементы парного катания.

Итак, еще одна случайность?

Да.

Мы теперь даже сказали бы: все это были счастливые случайности. Совпадения. Целый поток их. И почему-то с каждым годом все более и более в нас укрепляется мысль, что так или иначе, но мы бы нашли друг Друга...

Людмила:

—  Если быть откровенными до конца, то ничего общего, кроме любви к фигурному катанию и смутного ощущения, что в парном катании каждый из нас сможет хоть в какой-то степени выразить себя, у нас не было. Даже любовь пришла к нам гораздо позже, хотя и с первого взгляда мне понравился стройный балтийский морячок...

Олег:

— Женщинам всегда виднее. Но я думаю, что общей любви к фигурному катанию не так уж мало для того, чтобы попробовать свои силы в спортивной паре...

Мы ушли с катка вместе. А перед этим еще решили попробовать поддержку, которую не успели сделать на льду. Прямо в пальто.

Фотоснимок, сделанный в тот момент одним из наших приятелей, до сих пор хранится в нашем семейном альбоме. Пожалуй, это для нас один из самых дорогих снимков...

Мы были полны планов.

Мы договорились переписываться, пока не будет принято окончательное решение.

Мы хотели, чтобы наша пара родилась как можно скорее.

Но это, как оказалось потом, было сделать не так уж просто.

Олега — военного моряка — не могли перевести служить в Москву. И тогда Людмила решила перейти учиться в Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта. И вот в декабре 1954 года впервые вышли вместе на лед ленинградского катка.

О том, что было дальше, разговор пойдет в следующей главе.

 

 
не случайное фото
 
на медеу
 
Календарь событий
Мое фото на Медео
Новости
Советы от профессионалов
Фигурное катание
Книги
Словарь
Азиада 2011
Чемпионат мира 2012

Поиск по сайту:
THE MEDEU ALPINE ICE ARENA
 
Голосование
Под какую музыку Вы любите кататься?
Результаты  
 
 
  О проекте
Ссылки
  Рейтинг@Mail.ru