x
   
 
Авторизация
  Регистрация Напомнить пароль  
 
 
О "Медеу"
ВЕБ Камера
Медеу Летом
Фото галерея
Режим работы
Контакты ВСК
История Медеу
Архивные видеофайлы
Гостиничный комплекс Медео
Прейскурант 2016
Аниматоры
Государственные закупки
Видеотека
Спортивные школы, секции
Прокат оборудования


 
 
 
 
 
 
Главная / Книги /

Он был один очень много времени. Он был один так долго, что потом уже никогда не мог остаться один. Ему хватило одиночества, в которое он попал еще в детстве, сразу на всю жизнь.

Он лежал в больничной палате. Совсем еще мальчишка. И набегаться вдоволь не успел. И только время от времени гладил ноги. Пальцами он ощущал, что ноги у него есть. Только не чувствовал их совсем. Словно в один страшный день они онемели у него и никак отойти не хотят.

«Что же мне делать, что же делать, как мне жить дальше?» — мальчишка никак не мог ответить себе на этот вопрос.

Врачи каждый раз сокрушенно вздыхали, улыбались мальчишке приветливо, но ничего, что по-настоящему могло бы его приободрить, так и не говорили. «Полиомиелит, понимаете, — разводили они руками в разговорах с его родителями, — да еще тяжелая форма, да еще тяжелейшее осложнение. Только бы выжил парень, а что будет дальше — неизвестно. Может, калека на всю жизнь...»

Боль всегда принадлежит тебе одному. Можно посочувствовать, попереживать за кого-нибудь. Если близкий друг, иногда даже чувствуешь общие с ним страдания. Но все-таки боль всегда принадлежит только самому больному. И ему, наверное, хуже всех, даже если он старается улыбнуться и виду не подает, что знает о приговоре врачей.

Больница научила мальчишку проницательности. И терпению — само собой разумеется. И еще научила его бороться — каждый день, каждый час, каждую минуту, секунду.

Только по ночам, когда он оставался один, совсем один, его охватывало отчаяние. Он садился и начинал растирать свои ноги. Он уговаривал их: «Ну не надо быть такими бесчувственными. Вы же мои, в конце концов, ноги. Почему же вы такие непослушные? Ну ладно, ладно, я не буду вас тормошить, но когда же вы сами поймете, что я не могу без вас?».

Врачи жалели мальчика.

Сиделки тоже были заботливыми.

В то время полиомиелит «расхаживал» по земле почти беспрепятственно. И в больнице были еще мальчишки и девчонки, которым не повезло так же, как и ему. И все их жалели.

Только сам мальчишка жалости к себе не испытывал. Он ее просто не переваривал, эту жалость. «Зачем меня жалеть? Я хочу бегать, вот и помогите мне, а не сможете — я сам себе буду помогать!»

Ему начали массировать ноги, и иногда он чувствовал, как тысячи мельчайших иголок покусывают кожу. Когда иголки укусили его впервые, он закричал — нет, не от испуга, а от радости.

Вот в эти-то дни в кипе книг, валявшихся возле кровати, он нашел одну, ту самую, единственную, которая принесла ему настоящее облегчение. Это была книга о фигурном катании и фигуристах. Книга очутилась у него в руках, и он не мог от нее оторваться.

Да, это настоящие счастливчики. Ишь, как скользят на одной ноге, как прыгают, как умеют вращаться, а он даже в кровати и то поворачивается еле-еле... Когда в очередной раз пришли его проведать родители, он попросил:

—  Купите мне коньки!

И, увидев изумление на лицах, сказал еще раз:

—  Принесите мне коньки. Хочу, чтобы и у меня были коньки. Для фигурного катания. Вместе с ботинками только...

Коньки лежали теперь всегда возле мальчишки.

Укладываясь спать, он гладил их, шлифовал до полного блеска лезвия и, засыпая, всегда старался держаться за холодящий руки металл. Сон у него стал крепким. И часто ему снились необозримые ледяные поля, сверкающие и приветливые. И он, стоящий на самом краю и пробующий, осторожно и бережно, действительно ли это перед ним расстилается сверкающая приветливость.

Мальчишка потихоньку шел на поправку.

Круг почета

К счастью, врачам удалось предотвратить самое страшное, и ноги постепенно оживали. Мальчишка начал учиться ходить, а когда он отправился домой, — под рукой у него были его любимые фигурные коньки.

Прошло еще немного времени, и в один прекрасный день родители повезли его на каток. Дома он уже не раз надевал коньки и пробовал постоять на них. Падал без привычки. А потом научился стоять. Он ведь научился умению добиваться своего, даже если ему требовалось на это очень много времени.

И вот он уже потрогал зубцами лед, чуть царапнул его. Тихий шуршащий звук сказал ему, что все это реальность, а не сон. И тогда он сделал свой первый шаг. Свой первый из сотен тысяч шагов на льду, которые были ему отведены судьбой.

Вот и вся наша новелла.

Как и в каждой новелле, есть в ней домысел, есть детали, которые мы прочувствовали сами.

Но основной, так сказать, сюжет — сама правда.

Ибо это рассказ о чемпионе мира и Олимпийских игр в Скво-Вэлли Роберте Поуле.

...Он так и не смог ни в какой форме мириться с одиночеством.

В фигурном катании он быстро выбрал свой путь, который привел его в парное катание и дал ему в партнерши изумительную спортсменку — Барбару Вагнер. (Интересна фотография, сделанная тренером Вагнер и Поул мистером Гелбрантом в 1958 году в Париже. Мы еще совсем зеленые и Барбара с Бобом — чемпионы мира.)

С этими канадскими спортсменами мы хорошо знакомы и до сих пор встречаемся как старые друзья. У нас самые лучшие воспоминания о их выступлениях. И по сей день случается, что, придя усталыми домой, мы включаем кинопроектор и начинаем просматривать свои старые любительские киноленты, снятые много лет назад. Чаще всего те, на которых Вагнер и Поул.

Какие они стремительные, темпераментные, искренние в этой своей жизнерадостности. И сегодня они могли бы считаться образцом. Более того, нет-нет, да и подметим мы какую-нибудь связочку, блок комбинаций, которые и по сей день встречаются у иных фигуристов и даже выдаются за новое слово в технике и композиции.

Вы еще не раз встретитесь на страницах этой книги с Барбарой Вагнер и человеком такой необычайной судьбы Робертом Поулом. Ведь они были нашими предшественниками, на посту олимпийских чемпионов, и без них многое не понять в истории фигурного катания.

Но глава эта не закончена.

Нам хочется отметить, что история Поула отнюдь не исключение ни для фигурного катания, ни для спорта вообще. Кстати сказать, и еще одна олимпийская чемпионка— Тенли Олбрайт — болела в детстве полиомиелитом. И у нее тоже было тяжелое осложнение. И она, как и многие другие, переборола свою болезнь и стала чемпионкой.

Много лет назад одна мама привела в секцию фигурного катания дочь, поскольку врачи посоветовали для полного излечения девочки, болевшей туберкулезом легких, именно это вид спорта. Девочка затем стала мастером спорта (мы с ней выполнили эту норму в один и тот же год на одном и том же первенстве страны), чемпионкой СССР. А после окончания Государственного театрального института имени А. В. Луначарского, уже балетмейстером возвратилась в фигурное катание, чтобы отдавать теперь то доброе, что она получила в детстве, другим. Имя этой спортсменки — Елена Чайковская (Осипова).

Вот какими сложными бывают пути в большой спорт.

Мы рассказываем об этом потому, что ныне фигурное катание кое-где превращается в спорт для избранных. В секции начинают отбирать только красивых ребят. Устанавливаются неписаные, но тем не менее существующие критерии красивого и некрасивого в фигурном катании и руководствуются ими уже и столичные и периферийные тренеры.

Вот пример, лежащий на поверхности.

Вполне возможно, что ленинградец Владимир Курен-бин с точки зрения античных канонов и не красавец. Он невысок. Плечист. У него медного цвета волосы и лицо в веснушках.

Но зато сколько в нем огня! Сколько задора! Пусть движения угловаты, но для него они естественны. Пусть не всегда его линии классически чисты, но отличные прыжки, вихревой темп — разве они не искупают этого?

У Куренбина свой стиль. Но вот выигрывает он у себя дома очень редко. Чемпионом Универсиады стал, на чемпионате Европы в Вестеросе, впервые выступая на таких соревнованиях, показал себя хорошо. А дома к нему относятся по-прежнему настороженно.

За цвет волос, что ли?..

Конечно, при записи в секции фигурного катания нужен определенный отбор. Но...

Нам вспоминаются очень любопытные мысли известнейшего русского балетмейстера М. М. Фокина, которые были высказаны им в газетном интервью по поводу приема детей в балетную школу. Не все здесь, естественно, можно использовать или механически перенести в спорт, каковым является фигурное катание, но сам подход к вопросу поучителен. Вот несколько строк из этого интервью:

«При приеме, как я уже сказал, определяются лишь правильность и красота сложения. Физические способности определяются при занятиях танцами, талантливость выявляется гораздо позже. А ведь в таланте-то все и дело! Некрасивость, даже неправильность сложения бывает обыкновенно незаметна, если танцовщица в полном смысле художница, артистка, если она «творит» в своей области...

Выразить чувства, настроения при посредстве движения тела, выяснить свой духовный мир — вот задача танцующей. К сожалению, большинство думают иначе, считают за сущность танца его форму. Вот почему танец в балете, несмотря на свою, иногда виртуозную, технику, чаще бывает ремеслом, чем искусством».

Мы всегда с удовольствием перечитываем эти строки!

* * *

Здесь же нам хотелось, попутно, затронуть еще одну проблему — «учебную», связанную с творчеством, с конструированием программ, характеров, «сценических портретов». Тему, связанную с созданием у нас больших, хорошо отрегулированных — и творчески и сугубо организационно — школ фигурного катания.

Сейчас все чаще и чаще и у нас дома и за рубежом со всякого рода замечательными эпитетами произносятся слова «советская школа фигурного катания». Как это ни трудно, но некоторым деятелям спорта на Западе приходится признавать, что и в этом, ранее сугубо «аристократическом», виде спорта советские спортсмены (так же, как и фигуристы других социалистических стран) прогрессируют чрезвычайно быстро и от былой монополии западного фигурного катания осталось очень мало. Сегодня уже у советских фигуристов учатся технике и композиционному творчеству.

Значит ли это, что советская школа фигурного катания возникла неожиданно, что она появилась на пустом месте? Нет. Ее успехи были подготовлены усилиями множества людей. А начались они еще в прошлом столетии в Петербурге, в так называемом «юсуповском кружке», который дал миру великолепного Николая Панина, завоевавшего нашему фигурному катанию первую золотую олимпийскую медаль.

Многие тренеры вносили и вносят свой вклад в создание советской школы фигурного катания. Мы могли бы назвать сейчас их фамилии, дать им свои характеристики. Но после долгих размышлений решили этого не делать. Мы ведь остаемся в строю действующих спортсменов, и, несмотря на то что пройден большой и трудный путь, мы не считаем пока себя вправе анализировать работу наших тренеров.

Одно лишь хочется сказать: безусловно, лучшие наши тренеры — настоящие фанатики своего дела. Им приходится часто работать в сложных условиях, им приходится прокладывать новые пути, но, как бы им ни было трудно, они идут вперед.

Каждый тренер — если он человек творческий — помогает своим спортсменам найти свой, неповторимый, сценический облик. И не удивительно, что у нас с каждым годом становится все больше оригинальных дарований, новых оригинальных фигуристов. И не удивительно, что, несмотря на отсутствие хорошо отрегулированных организационно, оснащенных по последнему слову техники школ, мы имеем несколько творческих направлений в нашем фигурном катании.

Конечно, стремительное развитие фигурного катания привлекает к нему и людей случайных, не понимающих всей глубины задач, которые стоят перед нашим видом спорта. Но, думается, что это явление временное, что вместе с развитием всей советской школы фигурного катания будут повсеместно создаваться и укрепляться отдельные школы, возглавляемые опытными тренерами. И именно здесь эти тренеры смогут воспитывать десятки, сотни фигуристов, которым под силу будет завоевание мировых вершин во всех разрядах фигурного катания.

Итак, какой же мы представляем себе школу фигурного катания, скажем, у себя в Ленинграде?

Школу, в которой мы сами захотели бы повторить весь свой путь сначала. Или, после окончания спортивного пути, стать тренерами.

Мы представляем себе сейчас такую школу уже материализованной, понимая, что ее сугубо творческий облик будет непосредственно связан с людьми, которые придут сюда работать...

Сверкающий чистотой каток. Много света. Стекло, бетон, пластик. Спортивные фрески.

Рядом — различные залы и медицинский, и научный центры.

Лаборатории кино, звукозаписи и видеозаписи, телевидения. И, конечно, специалисты, знающие и технику и спорт.

Хореографы, изучившие фигурное катание, и тренеры-фигуристы, отлично знающие искусство балета, которое, как известно, отнюдь не ограничивается одним лишь танцем.

Мы представляем себе...

Мальчишку (или девчонку), стоящего на пороге такой школы. Мальчишку, пребывающего в состоянии восторга. Робкого и надеющегося.

Медицинская комиссия.

Врач-психолог. Физиолог.

Ведущие тренеры. Художественный совет.

Консилиум.

— Да, ты принят в школу. Ты нам нравишься. Правда, тебе придется еще позаниматься в подготовительном классе. Ты еще должен доказать, что можешь стать фигуристом. Теперь все зависит только от тебя...

И этот ответ слышат практически все, кто приходит в школу. И есть еще в ней специальные платные группы, где любой ребенок, даже перенесший тяжелую болезнь, может быстро догнать своих сверстников, и, если любовь к фигурному катанию не была у него быстропроходящей, остаться в спортивных группах, где уже думают о высшем мастерстве, где уже и задачи ставят перед ребятами совсем иные.

Нам вообще вся деятельность школы, связанная с детьми, кажется особенно важной.

Как часто, к сожалению, мы еще видим, что начинающие тренеры — да и не только они — проводят свои спортивные «эксперименты» прямо на детях.

Вроде бы ничего страшного?

И вреда как будто здоровью не наносится никакого при опробовании «нового» метода тренировки (нового для данного начинающего тренера, который, возможно, и не знает, что стал на путь, давно отвергнутый практикой)?

Ну, аритмия сердца? Возрастное! Это быстро можно привести в норму. И давление можно отрегулировать.

Но как быть с несбывшимися надеждами? Ведь мы чаще всего теряем из поля зрения несостоявшихся чемпионов, которым внушалось незадачливыми тренерами: еще одно усилие, парень, и ты станешь великим мастером, еще немножко — и ты поедешь на крупнейшие соревнования. Что же с ними происходит потом, когда они, разочарованные, навсегда уходят из спорта?

Ответа нет.

Вполне возможно, что, став самостоятельными людьми, они на всю жизнь сохранят затаенное в детстве чувство горечи, жизненной неудовлетворенности, да еще передадут его своим детям вместе с отвращением к спорту. Это ведь не исключено?

А может, станут судьями, которые на соревнованиях, пребывая в не слишком хорошем состоянии духа, способны, как говорят, «зарубить» того или иного не приглянувшегося им спортсмена. Мы ведь и сейчас часто видим таких ожесточившихся арбитров, спортивный путь которых был оборван на середине и которые так и не смогли оправиться от психологической травмы и даже не поняли, что они ее получили и она «кровоточит» беспрерывно.

А может...

Но не будем продолжать список догадок и предположений. Думается, что в будущей школе будут вестись и детальные исследования учеников сегодняшних и вчерашних, даже позавчерашних. Думается, что весь процесс воспитания в них пойдет на совсем иной основе, чем сегодня, и подход фигуристов к высшему мастерству будет естественным, как сама жизнь. Учить старому новыми методами можно, а вот новому старыми методами нельзя.

Что же касается творческого направления, то оно, вне всякого сомнения, будет вырабатываться художественным советом — внимательным, чутким, тонким, разносторонним организмом, который десятками глаз будет вглядываться в каждого ученика, даже если тот выглядит «гадким утенком».

Если мы хотим еще более энергичного и, главное, повсеместного прогресса в нашем виде спорта, необходимо создание четкой системы крупных спортивных специализированных школ фигурного катания.

Деньги под залог птс в челябинске - займ денег под залог птс automoney174.ru.
 

 
не случайное фото
 
 
Календарь событий
Мое фото на Медео
Новости
Советы от профессионалов
Фигурное катание
Книги
Словарь
Азиада 2011
Чемпионат мира 2012

Поиск по сайту:
THE MEDEU ALPINE ICE ARENA
 
Голосование
Под какую музыку Вы любите кататься?
Результаты  
 
 
  О проекте
Ссылки
  Рейтинг@Mail.ru