x
   
 
Авторизация
  Регистрация Напомнить пароль  
 
 
О "Медеу"
ВЕБ Камера
Медеу Летом
Фото галерея
Режим работы
Контакты ВСК
История Медеу
Архивные видеофайлы
Гостиничный комплекс Медео
Прейскурант 2017
Аниматоры
Государственные закупки
Видеотека
Спортивные школы, секции
Прокат оборудования

 
 
 
 
 
 
Главная / Книги /

Сегодня уже не вспомнишь, когда мы впервые поняли, что для наших программ мы должны сочинять новые элементы и их сочетания, которые ранее были совершенно неизвестны парному катанию. Прыжки, вращения, поддержки, бывшие в обиходе в конце пятидесятых годов, никак не позволяли передать даже маленькую часть человеческих ощущений, мыслей, чувств, изложенных на невероятно гибком, мудром, глубоком языке музыки. Конечно, задор-, энергию молодости можно подчеркнуть и быстрыми комбинациями шагов, и парным вращением или поддержкой. Но, во-первых, даже их набор был тогда значительно беднее, чем сейчас, а во-вторых, эти элементы давали возможность наносить только очень грубые мазки, не оставляя места для полутонов. А для нас —

Всего милее полутон. Не полный тон, но лишь полтона. Лишь он венчает по закону Мечту с мечтою, альт, басон. (Поль Верлен)

Мы мечтали о программах поэтических.

Но мечты могли остаться только мечтами, если бы мы не взялись за «словотворчество», за новые слова для новых песен.

Мы присматривались к балету. Мы еще внимательнее приглядывались к природе, людям. Мы смотрели на движения жизни широко открыв глаза. И вот крохотные детали, на которые мы раньше и внимания никакого не обратили бы, приобрели для нас особый смысл.

Падающая на каменный пол монетка.

Она звенит и пляшет. Подпрыгивает на полу и пытается укатиться в какой-нибудь укромный уголок, чтобы лежать там тихо-тихо.

Но нет. Невидимая сила возвращает ее в круг.

Монетка находится в замкнутом пространстве. Она сопротивляется, борется. Но замкнутое пространство ей не дано разорвать. И голос у монетки все тише и глуше. И силы у нее уже на исходе.

Круги уменьшаются и уменьшаются. Монетка почти замирает на месте. Она еще на ребре. Она стоит упрямо и гордо. Стоит перед тем, как начать свое последнее движение.

И вот рывок. Отчаянное, судорожное вращение.

И конец. Остановка навсегда.

Мы смотрели на монетку зачарованные. Мы глаз от нее не могли отвести. И снова и снова бросали ее на гранитные плиты.

А потом «бросили» себя на лед.

Мы решили изобразить «монетку» и, еще не надев коньки, уже знали, как мы это сделаем...

Нас часто спрашивают, как мы изобретаем новый элемент. И мы не можем ясно ответить на вопрос. Потому что помним, как и когда впервые пришла нам идея, что нас подтолкнуло к ней. А вот как родился этот элемент — ответить не в силах.

В тот раз, выходя на лед, мы твердо знали, что надо сделать парную «ласточку», нестись в ней назад, а потом, завершая спираль, сделать еще одно усилие, чтобы закружиться отчаянно и стремительно в тот момент, когда движение вроде бы уже закончено.

Мы чувствовали всем телом, что надо делать так и не иначе!

Мы счастливы, когда к нам приходят подобные озарения. Мы ищем их. Мы разработали в себе тончайшие ощущения для их поиска, каждая наша мышца — своеобразный компас, который помогает нам избрать точное направление для движения.

Кстати сказать, один из своих элементов мы так и назвали — «стрелка компаса». Помните?..

Партнер торжественно, как в одном из старинных танцев, отпускает руку партнерши и ждет, пока она, величаво вращаясь, снова повернется к нему.

Этот элемент для нас всегда нес и несет не только эмоциональную нагрузку. Он для нас еще и пауза, спокойная пристань, где мы можем передохнуть несколько секунд, чтобы, восстановив запас сил, снова ринуться в открытое море программы.

Более того, мы специально где-то в середине программы вставляем либо «стрелку», либо другой элемент такого же характера, чтобы дать передохнуть и самим зрителям, чтобы и они, освеженные, смогли всю заключительную часть воспринимать так, как будто только что пришли на каток.

Вот мы и раскрыли один из своих маленьких композиционных «секретов» и надеемся, что молодые фигуристы, прочитавшие эту книгу, не будут слепо копировать этот прием, а, поняв его суть, создадут для себя нечто подобное и вместе с тем свое, не похожее ни на что другое.

Один из наших новых элементов уже прочно вошел в спортивный обиход. Его так и назвали — «спираль Протопоповых». Он включен в список элементов, которые надлежит выполнить во время демонстрации обязательной программы каждой спортивной паре.

Вместе с "королями танца" - Дианой Таулер и Бернардом Фордом

А родился он совершенно случайно.

Дело было на тренировке.

Мы приступили к отработке «тодеса», или «спирали смерти», самого обычного элемента, при котором партнер держит партнершу за правую руку, а она, повиснув надо льдом, вращается вокруг партнера на внешнем ребре правого конька.

«Тодес» есть нынче на вооружении у всех пар, даже слабых. Вообще отсутствие этого элемента в программе воспринимается сейчас как ужасный пробел в подготовке. Но и характер исполнения «тодеса» наблюдается совершенно различный, и в некоторых случаях зрители устраивают овацию — настолько бесстрашной кажется партнерша и таким отважным и сильным партнер; а в других — публика безмолвствует, ибо вращение — медленное, партнер удерживает партнершу с видимым усилием, да и она сама боязливо запрокидывает голову и все никак не решается войти в спираль.

Старый вариант «тодеса» у нас всегда шел хорошо. И мы не думали ни о каких переменах, пока не этот случай на тренировке.

Дальше мы рассказываем по очереди.

Олег:

—  Людмила не успела даже войти в спираль, как у нее соскользнуло ребро конька. Вероятно, конек был тупой. Меня дернуло. Остановиться сразу было невозможно. А она для того, чтобы как-то удержаться, поставила на лед и левую ногу.

Так мы катались секунду, а может, и две. Почти круг сделали. Людмила:

—  Неприятное чувство, когда опорная нога выскальзывает во время «тодеса». Кажется, сейчас грохнешься затылком о лед —и дух вон. Я повисла на руке Олега. Он всегда чрезвычайно чутко чувствует, когда меня надо поддержать. Совершенно непроизвольно поставила на лед левую ногу. И тут Олег сказал: «Слушай, Люда, а нельзя ли?..».

Так родилась мысль о новом элементе.

На той же тренировке попробовали его сделать уже специально. Не вышло. Нога — левая — так не поворачивалась и даже за кончик ускользающего движения ухватиться не удавалось.

Мы оставили новый вариант «тодеса» в покое. Дела было весной. Сезон заканчивался, хотелось отдохнуть и ни о каком фигурном катании не думать.

В конце лета мы поехали к морю.

Мы ежегодно отправляемся на тихий черноморский берег, в сторону от привычных трасс курортников. И там, в давно уже облюбованном месте, занимаемся подводной охотой, много плаваем, загораем.

И вот на берегу моря мы снова вернулись к «тодесу» на внутреннем ребре. Сотни раз ловили мы без коньков положение, в котором оказались тогда на тренировке. И твердо пришли к выводу, что новый вариант «тодеса» возможен.

Если что-нибудь западает в душу, мы способны заниматься по многу часов подряд, чтобы довести дело до конца. Так было и на первых тренировках после отдыха. Спираль за спиралью укладывали мы на лед. А Людмила еще специально тренировала голеностоп левой ноги, чтобы он выдержал новую нагрузку...

Когда в 1966 году в Горьком на отборочных соревнованиях мы показали новый вариант «тодеса», многие наши коллеги говорили, что подобный элемент у них тоже получался при срыве обычной наружной спирали, од-надо дальше этого они не пошли...

Важно подчеркнуть, что почти все наши элементы были взяты из различных отделений арсенала фигурного катания. Некоторые прыжки и придумывать не надо было. Скажем, двойной «флип» делают все одиночники, но в паре первыми его прыгать стали мы в 1966 году. А вот «коршун» из «Грез любви», очень эмоциональная поза партнера, выражающая угрозу, появился как бы со стороны и ведет за собой в фигурное катание множество других поз. После «коршуна» фигуристы вообще стали больше заниматься поисками поз и жестов, поняв, что для эмоциональной окраски программы они имеют неоценимое значение.

Ф. Шаляпин сказал: «Жест — это не механическое движение тела, а движение души человеческой».

Какой же из «наших» элементов для нас самый любимый, самый дорогой? Трудно сразу ответить на этот вопрос. У родителей все дети любимые. И для нас все наши технические изобретения как будто одинаково дороги. Во всяком случае, радость от их создания каждый раз была большой, и чувство облегчения после первого исполнения — тоже. И все-таки...

Есть элемент сейчас для нас очень дорогой, наверное, потому, что он пока один из последних. Но эскизы очередных новинок уже заготовлены, работа идет, и, мы надеемся, она будет успешно завершаться еще не раз.

Это — один из элементов нашей олимпийской программы в Гренобле. Пожалуй, это даже не элемент, а целое действие, через которое проходит одно-единственное движение, имеющее свою завязку, свое развитие темы, свою кульминацию и свою развязку.

В середине программы мы начинаем парную «ласточку».

Привычный элемент. С него начинается фигурное катание. Как только ребенок оторвал ногу ото льда, мамы кричат: «Смотри, уже фигурист!».

«Ласточку» выполняют многие пары. Но мы нашли для «ласточки» новое продолжение. Настолько необычное, что даже сами долго не верили, что из этой затеи выйдет толк.

Словом, мы несемся по крутой спирали вперед в нашей «ласточке». Одно целое. Нерушимое.

Но затем, после одного витка, спираль неожиданно выходит на прямую. Людмила отделяется и уходит вперед. Причем зрителям совершенно непонятно, какие силы заставили ее оторваться от партнера.

Людмила:

— Для меня, столько лет отдавшей парному катанию, ощущение совершенно непривычное.

Я скольжу одна.

Я в полете. И меня провожает в него мой верный партнер, оставшийся ждать — терпеливо и преданно...

Олег:

— Лев Толстой сказал: «Воспитание есть прежде всего воздействие на сердце».

К Олимпийским играм в Гренобле мы хотели создать совершенно новый, абсолютно современный элемент. Современный! Понятный и молодым и старикам.

Так родилась идея нашей «ракеты-носителя».

После парного скольжения я отправляю Людмилу в неизведанные дали. Она—последняя ступень нашего корабля. Самая совершенная ступень. Носительница жизни. И она уходит от меня. Только что существовавшее единое целое распалось.

Но разделившаяся «ласточка-ракета» по-прежнему сохраняет свой контур. Все линии точны, никакое искажение невозможно.

И чем больше расстояние, разделяющее нас, тем лучше виден общий силуэт. Даже расставаясь, мы остаемся вместе...

Вот что можно сделать с самой обычной простенькой «ласточкой», если посмотреть на нее по-новому, если вложить новое содержание в давно известное движение.

А сколько таких всем известных, но еще далеко не разработанных движений в фигурном катании!

И какое огромное поле для поисков!

В особенности для молодых фигуристов, которые еще не скованы, мы бы сказали, условностями жанра, которые способны воспринимать окружающий их мир свежо и непосредственно.

 

 
не случайное фото
 
 
Календарь событий
Мое фото на Медео
Новости
Советы от профессионалов
Фигурное катание
Книги
Словарь
Азиада 2011
Чемпионат мира 2012

Поиск по сайту:
THE MEDEU ALPINE ICE ARENA
 
Голосование
Под какую музыку Вы любите кататься?
Результаты  
 
 
  О проекте
Ссылки
  Рейтинг@Mail.ru